rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Пределы чужих рисков

Оригинал взят у sham1 в Пределы чужих рисков
Оригинал взят у eot_szao в Пределы чужих рисков
Оригинал взят у yurikh_82 в Пределы чужих рисков
Война есть ничто иное, как продолжение политики, с привлечением иных средств.
Карл фон Клаузевиц
Если сравнивать ядерную триаду современных стратегических сил США с Российской, то сравнение это, согласно практически всем экспертным исследованиям, будет не в пользу первой. У сегодняшнего мирового гегемона мы видим в основном модернизированные образцы ядерных носителей второй половины 70-х годов прошлого века. Это межконтинентальные баллистические ракеты Minuteman-3, принятые на вооружение ещё в далёком 1975 году, баллистические ракеты на атомных подводных лодках Trident-2 (год 77-ой), и стратегическая бомбардировочная авиация, представленная легендарным B-52H, весьма спорным B-2A (периодические аварии данной модели уже давно стали предметом шуток) и переориентированным на неядерные задачи, но потенциально приспособленный для этих целей B-1B. Однако необходимо помнить, что когда специалисты подчёркивают преимущества нашей техники перед американской они обычно не оценивают оперативную боеготовность стоящих на вооружении частей. А аспект этот весьма важный, если не сказать ключевой. Так, считается, например, что хранение и поддержание в рабочем состоянии жидкостных баллистических ракет (большинство наших МБР именно такие) в среднем более затратная задача по сравнению с твердотопливными решениями. Алармистские сообщения о плачевном состоянии Российских ядерных носителей доставшихся в наследство от СССР, в СМИ встречаются достаточно регулярно. В вопросе сохранения военной тайны касающейся наших возможных слабых мест приходится уповать на контрразведку. Но всё же проверять нашу боеготовность в реальных условиях вряд ли кто-то захочет. В любом случае США явно не стремятся непременно захватить инициативу в развитии и развёртывании стратегического ядерного вооружения, рассчитывая, очевидно, добиться преимущества в другом месте. И речь не только о системах ПРО.                                                                   
           

    3 мая 2012 года руководитель Ядерного информационного проекта Союза  американских учёных Ханс М. Кристенсен выступил в Сенате США с докладом «О состоянии и тенденциях развития арсеналов нестратегического ядерного оружия США и России».

Hans

   По результатам анализа представленного доклада, можно отметить, что американские военные стратеги заручились поддержкой специализированного учёного комитета в вопросе о необходимости сокращения нестратегических ядерных вооружений имеющихся в составе вооружённых сил Российской Федерации. К чему бы такое явно не дешёвое внимание к вооружению не способному напрямую угрожать территории США?
       
   Стратегическое ядерное вооружение главных участников ядерного клуба США и России, кажется, окончательно приобрело статус оружия судного дня. Осознание неизбежности гарантированного взаимоуничтожения в случае полномасштабного конфликта с Советским Союзом наступило у американских политиков примерно в конце 60-х - начале 70-х годов прошлого века, но, разумеется, не умерило их аппетитов к расширению зоны своего влияния. Правда, идею тотальной войны пришлось на время отодвинуть на второй план. Мир к тому времени уже окончательно был между 2-мя полюсами. Удовлетворить растущие амбиции можно было лишь за счёт главного конкурента, просчитывая и по возможности уменьшая масштаб последствий от применения ответных мер. На первый план вышла тактика мелких уступок так же известная как «тактика салями» (Salami tactics). Военную активность американцы свели к локальным конфликтам, масштаб которых не дотягивал до уровня позволяющего противнику ответить ядерным ударом или даже припугнуть возможностью подобной реакции, не утратив при этом репутацию миротворца в глазах цивилизованного сообщества.
                                       
Основной моделью экономической, политической и военной активности США сегодня является «Риск анализ». Дело в том, что сложность хозяйственных и социальных связей, в постоянно и неизбежно глобализующемся мире, уже не позволяет сколько-нибудь точно рассчитать все возможные сложности на пути к каждой геополитической цели. Поэтому менеджеры крупных компаний, а вслед за ними и политики предпочли считать не препятствия, а риски. Отличие в том, что возможных препятствий всегда на порядки больше чем рисков для окончательного успеха операции. Аналогия тут может быть следующая – уже сегодня существует компьютерные программы способные беспроигрышно играть в шашки, т.е. они просчитывают все ходы с учётом ответных действий противника от начала и до конца партии, выбирая оптимальную стратегию в любой момент времени. Для шахмат, где количество возможных комбинаций на многие порядки больше, такую программу пока создать не удаётся. У людей пока ещё получается иногда выигрывать у машины как раз за счёт творческого анализа рисков сопутствующих каждому ходу (утрата контроля над зонами или защищённостью ключевых фигур, потеря инициативы и т.д.).

Bzezhinski

   Политика не шахматная партия (хотя главный идеолог политического риск анализа Збигнев Бзежинский и назвал свою книгу «Великая шахматная доска» аналогия там всё же весьма условна) и тут жёсткий план не сработает в принципе. Когда Гельмут фон Мольтке говорил, что «ни один план не выдерживает боевого столкновения с противником», он имел в виду именно это. Риск анализ же, существенно расширяя пространство для манёвра, позволяет сохранить движение в направлении к цели. Главное определить пределы возможной импровизации и ограничить её жёсткими рамками. Важно не предвидеть точное поведение противника, но предупредить его действия в направлении нежелательном для успеха операции.

Разжигая Ближний Восток американцам крайне трудно предвидеть все региональные последствия с точностью до количества жертв, объединения различных кланов, возможных локальных столкновений и т.д., а вот риски для своих ключевых торговых путей или возможного перехода войны через океан вполне можно рассчитать и принять предупредительные меры.
                           
Один из инструментов риск анализы – математический аппарат «Теории игр» был с успехом опробован во время Карибского кризиса. Американцам свои задачи удалось решить, избежав обмена ядерными ударами с Советским Союзом. Правда, с нашей стороны поговаривали о Советской дипломатической победе, ведь в обмен на удаление ракет с Кубы, американцы демонтировали ракеты размещённые в Турции. Но гораздо более прочные позиции США в Европе, по сравнению с нашими возможностями в западном полушарии, позволили им быстро вернуть себе временно утраченное преимущество. Так что в долгосрочной перспективе они всё же выиграли, причём с большим преимуществом.
           
    Сегодня развитие ядерного оружия идёт в направлении уменьшения его главного недостатка известно под названием overkill, т.е. сверхубийство – избыточная мощность (чрезмерная выделяющаяся энергия пережигает и плавит, уже уничтоженные объекты). Поднимается всё больше разговоров о нейтронных бомбах и высокоточном оружии, в том числе и ядерном оружии локального действия. Причины просты, крушить материальные ценности на территории в перспективе способной поработать на новых хозяев не рационально. Важно так же помнить, что экспансия США основывается зачастую на подкупе ключевых представителей элиты, в странах подлежащих экономической или военной оккупации. В любой стране владеющей ядерным оружием приказ о нанесении стратегического удара могут отдать всего несколько людей. В случае их подкупа или физической нейтрализации все стратегические силы в отсутствии кодов активации превращаются в груду металла. Для предотвращения подобного развития событий были разработаны системы автоматической активации ЯО, например система «Периметр», но и её вполне можно нейтрализовать, достаточно опять же подкупить или запугать нужного человека или людей.
       
   С тактическим ядерным оружием сложнее. Коды активации находятся прямо по месту базирования и даже в случае мирной оккупации территории с полного дозволения верховного командования, нет никакой гарантии, что по носителям демократии не откроет огонь, ядерными снарядами например патриотически настроенный артиллерийский расчёт. В качестве примера – самоходная артиллерийская установка «Малка» - модернизированная установка «Пион» калибр 203 мм, способна забросить 25-и килотонный снаряд (мощность в 1,5 раза большая, чем в бомбе, сброшенной на Хиросиму) на дальность до 30 км.

Pion

А есть ещё ядерные торпеды, способные одним залпом уничтожить целые авианосные соединения, тактические крылатые ракеты, прекрасно маскирующиеся от радаров в складках местности и много чего ещё интересного. Владение всем этим арсеналом увеличивает риски для возможных интервентов до неприемлемого уровня.
             
   Любые попытки навязать нам соглашения о взаимном сокращении тактического ядерного оружия необходимо разглядывать самым пристальным образом и по умолчанию воспринимать как прямую угрозу национальной безопасности.
Subscribe

  • Россия встает с колен

    В Тамбове обрушилось здание диспетчерской ТЭЦ. Около 100 тыс. жителей остались без тепла и горячей воды. Хорошо что сейчас не январь. В…

  • У Ололоши уже крыша едет

  • Разделяй и властвуй

    Недавно бурно обсуждался вопрос о том, что в вопросе о памятнике на Лубянке столкнули лбами советских патриотов и несоветских (интересно, что это…

promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments