rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

В ходе белого террора рубили всех подряд, включая женщин и детей

Оригинал взят у master7009 в В ходе белого террора рубили всех подряд, включая женщин и детей


В начале года вышла книга историка Ильи Ратьковского "Хроника белого террора в России". Скандальность ей обеспечена тем, что в современном дискурсе террор как система у белого движения отрицается полностью, тогда как террор красный - нечто общепринятое, неотъемлемый атрибут взятия власти большевиками. Тем не менее, автор книги рассказывает и про сеть концлагерей белого движения, и про то, что диктатура адмирала Колчака предусматривала применение всех мер, которые обычно почему-то ассоциируются с красным террором: массовые уничтожения, включая расстрелы каждого десятого. В работе показан повсеместный характер этого явления.

А также то, что красный террор стал ответом на белый. "Уже в мае 1918 г. некоторые радикальные члены правительства ставили вопрос об ответном, превентивном красном терроре в России. Тогда против этого выступил Ленин. Позднее, через три месяца, системный красный террор будет введен, с учетом финского и более позднего чехословацкого террора лета 1918 г." - рассказал историк, автор книги в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Книга только вышла, а Ваше исследование уже удостоилось целого понятия "ратьковщина". Из-за чего весь сыр-бор?

Илья Ратьковский: В первую очередь у оппонентов вызывает отрицание системность белого террора. Ими признаются белые эксцессы, не более. Террор как система у белого движения отрицается полностью. Между тем, если рассмотреть систему управления у белых, например, на востоке России, то можно увидеть, что здесь была провозглашена и реализовывалась диктатура адмирала Колчака - "Верховного правителя России", признанного руководителя белого движения. Эта диктатура предусматривала применение всех мер, которые обычно почему-то ассоциируются с красным террором. Здесь была система концлагерей, в т.ч. и организованных белыми, система заложничества, массового уничтожения населения, включая расстрелы каждого десятого. И это не было инициативой снизу, самоуправством отдельных генералов, все это определялось комплексом приказов, начиная с приказа "Верховного правителя". Приведу приказ за подписью Колчака (ГА РФ. Ф. 827. Оп. 10. Д. 105. Л. 126 // Гагкуев Р. Г., Цветков В. Ж. Красный и белый террор // Революция и Гражданская война в России. 1917–1922 гг.: фотоальбом. М., 2016. С. 236.): "Возможно скорее, решительнее покончить с енисейским восстанием, не останавливаясь перед самыми строгими, даже жестокими мерами в отношении не только восставших, но и населения, поддерживающего их. В этом отношении пример Японии в Амурской области, объявившей об уничтожении селений, скрывающих большевиков, вызван, по видимости, необходимостью добиться успехов в трудной партизанской борьбе. Во всяком случае, в отношении селений Кияйское, Найское должна быть применена строгая мера. Я считаю, что способ действий должен быть примерно таковым:



1. В населенных пунктах надлежит организовать самоохрану из надежных жителей.

2. Требовать, чтобы в населенных пунктах местные власти сами арестовывали, уничтожали всех агитаторов или смутьянов.

3. За укрывательство большевиков, пропагандистов и шаек должна быть беспощадная расправа, которую не производить только в случае, если о появлении этих лиц (шаек) в населенных пунктах было своевременно сообщено ближайшей войсковой части, а также о времени ухода этой шайки и направления ее движения было своевременно донесено войскам. В противном случае на всю деревню налагать денежный штраф, руководителей деревни предавать военно-полевому суду за укрывательство.

4. Производить неожиданные налеты на беспокойные пункты и районы. Появление внушительного отряда вызывает перемену в настроении населения. (…)

7. Для разведки, связи пользоваться местными жителями, беря заложников. В случае неверных и несвоевременных сведений или измены заложников казнить, а дома, им принадлежащие, сжигать…. Всех способных к боям мужчин собирать в какое-нибудь большое здание, содержать под надзором и охраной на время ночевки, в случае измены, предательства – беспощадная расправа".


Все это стало основой подобных же приказов генералов Степанова, Артемьева, Иванова-Ринова, Розанова и других. Впоследствии Колчак передал право подобных инициатив непосредственно генералам. И появятся новые приказы, например, генерала Матковского. Все это позволяет говорить о системе белого террора на востоке страны. При этом схожая система реализовывалась в других регионах. Местные белые правители легализовали карательную практику военных. И данные приказы оборачивались тысячами расстрелянных в приказном (военно-законодательном) порядке.



Вопрос: Расскажите, о чем Ваша книга, на каких исследованиях и документах вы основываете свои выводы? Как пришли к идее создания этого труда?

Илья Ратьковский: Моей исследовательской темой длительное время была и остается история ВЧК, государственных учреждений периода гражданской войны. Рассматривая историю ВЧК, красного террора, я не мог не рассматривать схожие явления в указанный период, в т.ч. белый террор. Данная тема никогда не была под каким-то запретом, но при этом исследования можно было перечислить по пальцам. Упомяну моих предшественников, прежде всего проф. Литвина, доктора исторических наук Голуба. Опыт их исследований был учтен в работе. Вместе с тем, они не использовали весь массив накопленных источников по белой репрессивной практике. В России вышло много региональных исследований, основанных на архивных материалах, вышли комплексные исследования по белому движению. В последних также был опубликован ряд архивных материалов. Но все это было разрознено. И, наконец, сейчас доступен целый пласт мемуаров, в которых также фиксируются случаи белого террора, массовых казней. Все это, наряду с известными ранее материалами и исследованиями, источниками, и было аккумулировано в книге. При этом материал дан хронологически, с тем, чтобы было видно более явно повсеместный характер этого явления.



Вопрос: Каков масштаб белого террора в период Гражданской войны – он стоит внимания, действительно? Для нас создается образ, что если белый террор и был, то значительно меньше или "гуманней", чем "красный".

Илья Ратьковский: По поводу масштабов белого, да и красного террора, вопрос остается открытым. Можно только утверждать, что это было массовое явление. В книге приводится несколько примеров массовости белых репрессий. Казань, Самара, Харьков, Майкоп, Белая Глина и еще череда населенных пунктов фиксируют тысячные цифры. Таких "тысячников" было немало. При этом, как на белом юге, так и у Колчака. Любой террор не может быть гуманным. Можно и должно в связи с этим согласиться с д.и.н. Ипполитовым, который писал: "Позволю себе заметить следующее: удивляет и возмущает, когда некоторые публицисты, надо полагать, в угоду политической конъюнктуре, начинают полемизировать на тему: "Чей террор был лучше, красный или белый?". И, как правило, склоняются к мысли, что белый был "гуманнее"! Прямо цинизм какой-то с элементами некрофилии". В этом плане можно привести и мнение историка Иванова: "Репрессии по отношению к мирному населению не могут характеризоваться оценочными категориями "лучше" или "хуже", чем по другую сторону фронта. Даже утрата единства государственности не дает права искусственно разделять страну на "своих" и "чужих", позволяя применять к последним любые карательные меры".



Жертвы "белочехов"

Вопрос: Вы затрагиваете и тему подавления коммунистической революции в Финляндии? Там действительно белыми было казнено более 8 тыс. красных пленных и в том числе 364 малолетние девочки? Правда ли, что этот опыт стал причиной ответного "красного террора"?

Илья Ратьковский: Да, так и было. Это данные прежде всего скандинавских историков. Понятно, что это учитывалось советским руководством. Уже в мае 1918 г. некоторые радикальные члены правительства ставили вопрос об ответном, превентивном красном терроре в России. Тогда против этого выступил Ленин. Позднее, через три месяца, системный красный террор будет введен, с учетом финского и более позднего чехословацкого террора лета 1918 г., с учетом актов индивидуального террора. Хотя причин было много. Шла гражданская война и происходил рост насилия с обеих сторон. Это был возрастающий процесс.

Вопрос: В начале 1918 г. вышел корниловский приказ "пленных не брать" - так был узаконен белый террор?

Илья Ратьковский: Приказ имел место. 11 января 1918 г. возобновляются бои на Таганрогском направлении между красными отрядами Сиверса и подразделениями Добровольческой армии. Войска Сиверса занимают Матвеев курган. Происходит резкое ужесточение с обеих сторон. По свидетельству Павлова, вождь белого движения генерал Корнилов, выступая перед добровольцами-офицерами, сказал следующее: "…вы скоро будете посланы в бой. В этих боях вам придется быть беспощадными. Мы не можем брать пленных, и я даю вам приказ, очень жестокий: пленных не брать! Ответственность за этот приказ перед Богом и русским народом беру я на себя…". Схоже напутствовал перед отправкой на фронт офицеров Гвардейской роты и генерал Марков. "Имейте в виду, – говорил он, – враг чрезвычайно жестокий. Бейте его! Пленными перегружать наш тыл не надо!". Имеются свидетельства и более жестких директив этого периода генерала Корнилова. Так, согласно воспоминаниям Нестерович-Берг, генерал Корнилов заявлял следующее: "Пусть надо сжечь пол-России, залить кровью три четверти России, а все-таки надо спасать Россию. Все равно когда-нибудь большевики пропишут неслыханный террор не только офицерам и интеллигенции, но и рабочим, и крестьянам".



Генерал Корнилов считал террор в любой его форме действенным и эффективным оружием, утверждая, что без него в борьбе с большевиками не обойтись. Все это свидетельства представителей белого движения. Как справедливо указывал современный исследователь Булдаков: "Неудивительно, что находились и такие офицеры-добровольцы, которые считали, что для искоренения большевизма предстоит истребить всех рабочих старше 16 лет". Были и последствия этих приказов: уничтожение пленных, например, только в Гуково после боя было уничтожено 300 пленных. Отряд, который туда "пошел", Корнилов, согласно воспоминаниям опять-таки "белого" Суворина, напутствовал следующими словами: "Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет с нами победы!". Таких примеров много. Практика этих военных расстрелов была перенесена белым движением и в более поздний период, когда белая государственность получит уже свою территорию, а белый террор свое государственное оформление.

Вопрос: Какую роль играли казаки в белом терроре? И можно ли к белому террору отнести выступление украинских самостийников?

Илья Ратьковский: Террор и красный и белый, помимо указанного выше содержания, имел и социальный характер. На тех территориях, где социальных конфликт был наиболее жестким, большим было и насилие. На казачьих территориях такой конфликт был: между казаками и крестьянами (иногородними), он вел к массовому насилию с обеих сторон. При этом, этот внутренний конфликт усиливался внешним фактором. Упрощая, одних поддержали красные, других белые. Поэтому и иногородние, и казаки заодно часто рубили их.

Рассматривая репрессии на украинских территориях, следует отметить, что большевики не делали разницы для белых и украинских самостийников. Для них это было одно явление: проявление антибольшевистского террора. Был красный террор в широком смысле, был белый (антибольшевистский) террор. Тем более, что часто во главе военных отрядов самостийников стояли те же офицеры царской армии.



Вопрос: Можно ли назвать значительным вклад интервентов в белый террор?

Илья Ратьковский: Однозначно. "Находились ли союзники в войне с Советской Россией? Разумеется, нет, но советских людей они убивали, как только те попадались им на глаза, на русской земле они оставались в качестве завоевателей, они снабжали оружием врагов советского правительства, они блокировали его порты, они топили его суда. Они горячо стремились к падению советского правительства и строили планы этого падения",— утверждал Черчилль.

Интервенты расстреливали, и, более того, подавали часто пример белым. Достаточно перечитать приведенный выше приказ Колчака. Есть и обобщенные цифры жертв интервентов. Созданное в 1924 г. "Общество содействия жертвам интервенции" собрало к 1 июля 1927 г. свыше 1 млн 300 тыс. заявлений от советских граждан, зафиксировавших 111 тыс. 730 убийств и смертей, в том числе 71 тыс. 704 по сельскому и 40 тыс. 26 по городскому населению, ответственность по которым несли интервенты. Данные цифры, конечно, включают как боевые, так и небоевые потери. Однако сам массовый характер жертв отрицать нельзя.

Вопрос: Сегодня точка зрения на "красный террор" представлена не только эмигрантской и зарубежной литературой, но суть не меняется - в официальной историографии приняли эмигрантскую точку зрения, что террор для большевиков не был ответом на агрессию, а был сутью самой коммунистической идеологии. Так ли это?

Илья Ратьковский: Идеология играла свою роль, но это упрощение ситуации. Во-первых, можно посмотреть на практику расстрелов в Советской России: за первое полугодие 1918 г. ВЧК расстреляла около 200 человек, треть из них это уголовный элемент. Во-вторых, весной 1918 г. закрывались тюрьмы во многих губерниях. Не одна и не две. Была майская амнистия 1918 г. Уже это показывает неоднозначность репрессивной практики советской власти в этот период.

Во-вторых, есть конкретные примеры именно ответной практики белых репрессий. Так, 4 (22 марта) апреля 1918 г. казаки станицы Нежинской во главе с войсковым старшиной Лукиным и полковником Корчаковым совершили ночной набег на оренбургский горсовет, находившийся в бывшем юнкерском училище, где предприняли попытку полностью вырезать весь горсовет. Казаки рубили спящих, не успевших подняться с постели людей, не оказывавших сопротивления. Рубили всех подряд, вместе с женщинами и детьми (семьи работников горсовета) — всего погибло 129 человек. Среди погибших были шесть детей и несколько женщин. Детские трупы были изрублены пополам, убитые женщины лежали с вырезанными грудями и вспоротыми животами. Характерно, что за день до набега, 3 апреля 1918 г., в селе Сакмарском ими же будут расстреляны казаки Правдин и Свинцов, отказавшиеся участвовать в нападении на красный Оренбург.

После этих оренбургских событий последовали ответные меры. При этом без особого разбора виновности отдельных станиц и казаков. Безусловно, что имеются и обратные примеры. Начинают "красные" - "белые" отвечают. Это был своеобразный маятник взаимных репрессий, приобретавший все большую амплитуду. Идеология творилась в центре, на местах же часто большее значение имели местные обстоятельства и местные руководители. Как справедливо указывал по этому поводу крупнейший исследователь социальной истории гражданской войны д. и. н. Булдаков: "Увы, в гражданских войнах высшим "авторитетом" для подчиненных становится главарь местного масштаба и полевой командир".

Вопрос: Как Вы относитесь к тому, что сегодня авторов белого террора восхваляют, как героев – доска Колчаку, про Врангеля снимают фильмы в патетическом стиле? Нужны народу такие герои? И если им ставят памятники, то почему про красных командиров вспоминать к ночи боятся?

Илья Ратьковский: На мой взгляд, это информационный повод для меньшего освещения актуальных социальных проблем. В Санкт-Петербурге такие поводы возникают очень часто. Кроме того, это своеобразный мониторинг настроений в обществе. Например, ранее выносился часто на обсуждение вопрос о восстановлении памятника Дзержинскому в Москве. Феликс Эдмундович был известен как борец с коррупцией. Вполне возможно, что власти прощупывали население на готовность принять те или иные идеи, например, вести если не репрессивную внутреннюю политику, то более жесткую по отношению к коррупционерам. Отчасти это и реализуется. Для чего нужны белые памятники? Возможно, для создания иллюзии единого государства в свете угрозы "цветной революции". Возможно и иное. Такие акции хорошо отслеживают протестный элемент. Наконец, отчасти актуальна идея укрепления связей России и эмиграции, РПЦ и Русской Православной церкви за рубежом. Хотя это и не так, как в конце ХХ века. Наконец, эти деятели социально ближе верхам, чем красные командиры и партизаны.

Вопрос: Да и художественные фильмы, начиная с "Адмирала", рисуют образ святых апостолов белого движения. Вы своей книгой низвергаете образ "святых" – идете вразрез с "модой" и идеологией любви к монархизму. Для чего?

Илья Ратьковский: Я не стремился низвергать или "очернить". Главным для себя считал создание общей картины трагедии народа в период гражданской войны. Я писал про красный террор, а сейчас вышла книга про белый террор. Возможно, ее издание станет толчком к обсуждению проблемы насилия в этот период, созданию более целостной и правдивой картины. Террор, вне зависимости от цветов, явление отрицательное.

Вопрос: Сегодня в годовщину Великой Октябрьской революции власть говорит о примирении между белыми и красными, но даже одна книга о белом терроре вызывает истерику у оппонентов, что показывает – к миру они не готовы. Как Вы считаете, может ли сегодня, спустя сто лет, наступить идеологические перемирие?

Илья Ратьковский: Заявление — это одно. Конкретные действия — другое. Возможно, что 2017 г. станет основой для научного и общественного обсуждения ключевых проблем нашей истории. Выработки целостной картины истории. Хотелось бы верить…

Источник - Накануне.RU
Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments