rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Мост через пропасть: доклад С. Кургиняна на летней школе "Сути времени" 2016 года. Часть III



В этой части доклада начинается обсуждение того, что надо сделать, чтобы появилась такая же убежденность, такая же способность самоотверженно трудиться, как у Ленина, Сталина, Дзержинского, Лазо и так далее. Третья часть доклада здесь: https://gazeta.eot.su/article/most-cherez-propast-1

Цитата 1.


"Момент № 1. До тех пор, пока на четвертом этаже будет находиться приемник метафизических импульсов, который я уподобил простейшему организму или, точнее, простейшему сверхорганизму, все сигналы, которые этот приемник передает вниз (причем сигналы, идущие по травмированным каналам), не дадут Альфе настоящей энергии. И тогда Альфа не победит Дельту. Значит, нужен другой приемник и другие каналы. У Амундсена это всё было применительно к его целям. И у Ленина это было, у Сталина, у Дзержинского, у Камо.

Момент № 2. Не будет такого приемника до тех пор, пока нет центра личности. А центр личности формируется из некоего вещества, которое называется «барьерин». Это вещество даруется человеку тогда, когда он берет барьер, то есть преодолевает себя, совершает невозможное, пусть даже это невозможное находится близко к возможному. Но всё равно оно должно являться невозможным сегодня и становиться реальностью завтра. Преодолел элементарное заикание (что, кстати, очень трудно) — получил сколько-то барьерина, он же — трансформационная энергия. Посылай его в центр личности и лепи из него этот центр, который и будет Альфой.

Момент № 3. Ты ничего не сделаешь, если быстро не выстроишь синергийные, то есть прочнейшие коммуникации с другими товарищами по начинанию. Ты хоть пальцы искусай, но построй эти коммуникации. И это должна быть не фальшивка, а синергия, то есть энергетически мощная связь с другими. Как говорилось в «Скифах» Блока, «Товарищи! Мы станем — братья!». Так вот, надо не становиться, надо быть.

Момент № 4. Ларечному бытию надо противопоставить аристократический аскетизм. А страху перед потерей нормативной и желанной тягостной реальности — новое бытие. Нельзя приспосабливать работу в организации к прежнему бытию, прежним поведенческим программам и так далее. Нужен настоящий исход и новые принципы существования в новых условиях. Но эти принципы должны быть аристократическим аскетизмом, а не люмпенским бомжеподобным прозябанием. Исход должен быть исходом в аристократический аскетизм — в бытие, наполненное реальным военным духом, пронизывающим каждую клетку жизни.

Момент № 5. Надо всё время яснее и яснее видеть, осязать, взращивать, формировать, укреплять, очищать то, что можно назвать своей настоящей ценностной базой или своей настоящей ценностной почвой.
Нельзя сражаться с Дельтой, не опираясь на такую почву, которая постоянно ускользает и которую надо нащупывать, наращивать, укреплять тоже постоянно. Это не имеет отношения к пустопорожней болтовне, это делают так, как копают окопы, зная, что на тебя утром пойдут танки и если окоп у тебя будет плохой, то твою плоть намотает на гусеницы.

Момент № 6. Надо нащупать и с корнем вырвать из себя то, что является настоящим содержанием пресловутого эгоцентризма. Ведь никто не хочет задумываться над смыслом слова «эгоцентризм». Считая, что не над чем задумываться. Мол, эгоцентризм — это крайняя форма эгоизма, а эгоизм — это себялюбие. На самом деле это не так. Эгоцентризм, в буквальном смысле этого слова, совпадающем в данном случае с его сокровенным смыслом, — это эго, помещенное в центр, вокруг которого, как планеты вокруг солнца, вращаются все жизненные содержания. Такое построение личности, а на самом деле — фиктивный конструкт, скрывающий отсутствие личности, превращает все жизненные содержания в сцены, на которых разыгрывается спектакль моего эго."

Перевожу на свой дилетантский язык.

Чтобы стать действительно убежденным человеком, надо:

1. Сформировать центр личности. Для этого надо активно осуществлять реальную деятельность. Только по ее результатам человек начинает верить в себя и в то, что он сможет осуществить задуманное.

2. Установить прочнейшие связи с товарищами по движению. Позже - партии. Один в поле не воин. Коллективное дело и коллективный разум даже небольшой сплоченной группы всегда побеждают огромную массу одиночек.

3. В бытовом смысле надо ограничится строго необходимым. В необходимое входит поддержание себя на высоком физическом и моральном уровне. Всё для достижения цели. А это - СССР 2.0. Это игра вдолгую. Надо переделывать себя в соответствии с задачей.

4. Необходимо реально ощутить себя частью коллектива, который решает задачу. И решать эту задачу вместе с коллективом. Когда станет понятно, что Солнце, это СССР 2.0 - а ты вращаешься вокруг него, тогда личное будет подчинено даже не общественному (как учили в СССР 1), а коллективной цели. И вот тогда личное эго совершенно не будет мешать работе.

5. Если СССР 2.0 станет реальной целью жизни, возникнут совершенно другие ориентиры и смысл жизни.

Далее подробно разбирается, что такое эгоцентризм и нарциссизм. Цель - разъяснить, как формировать свою личность.

Перехожу к рассмотрению заключительных положений доклада

Цитата 2

"Они говорят только о том, что наука вообще и теоретическая физика в частности перестали быть естественным и надежным убежищем атеизма, который я здесь рассматриваю как веру в то, что не существует ничего, кроме реальности, определяемой тремя пространственными координатами и временем."

Тут есть нюанс, который я хочу рассмотреть. На мой взгляд, атеизм, это не неверие в то, что трехмерным пространством исчерпывается реальность. Атеизм - это неверие в то, что за границей познанной реальности есть высшее существо (высший разум), который взаимодействует с каждым человеком (то есть бог). По крайней мере у меня это так.

Вот из Википедии выдержка.

Атеи́зм в широком смысле — отвержение веры в существование богов; в более узком — убеждение в том, что богов не существует. В самом широком смысле атеизм — простое отсутствие веры в существование любого из богов.

Я же просто считаю, что нет никаких подтверждений существования высшего разума.

Итак, что у меня есть?

1. Я точно знаю, что, кроме познанной реальности, есть непознанная. Это сугубо элементарно следует из текущей жизни. Наука каждый день открывает то, о чем мы еще вчера понятия не имели.

2. А вот что еще находится в этой реальности - я не знаю. Поэтому и не выдвигаю гипотезы. Например, о высшем существе.

3. То, что непознанная реальность на нас воздействует - это тоже сомнения не вызывает. Если пигмеи попадут под действие, скажем, радиации, то она на них будет воздействовать, хотя они о ней понятия не имеют. Так же было раньше, например, с бактериями, вирусами. Люди умирали от их воздействия, не понимая, от чего. Точно так же на нас сейчас воздействуют явления, которые наука еще не открыла.

4. Возможно, что в непознанной реальности существует разумная жизнь? Конечно возможно. Возможно, что это разум, который выше нас по уровню развития? Возможно. Возможно, что с нашей точки зрения это практически всемогущий разум? Возможно. Но пока подтверждения этому нет.

5. Возможно, что среди непознанного есть что-то, что неизвестным образом позволяет узнать что-то такое, что сделает тебя сильнее в настоящем? Возможно. Есть много примеров того, когда люди в экстремальных ситуациях проявляли способности, которые не могут быть объяснены с позиций познанного наукой.

Какой я делаю вывод? Нет непреодолимых доказанных противоречий между наукой и религией. Кто-то останавливается там, где заканчиваются доказательства, на границе непознанного. Кто-то верит в какой-либо вариант непознанного. Кто-то в бога (богов), кто-то в абстрактный высший разум, кто-то во всемогущих инопланетян. Эти варианты не мешают людям совместно строить справедливую жизнь в существующем трехмерном мире.

А вот как это изложено в докладе.

Цитата 3

"Метафизичность шире религиозности. Потому что религиозный человек из своих священных книг, в которых описаны значимые для него откровения, узнает о том, как конкретно устроен мир более сложный, нежели тот, о котором говорила прежняя наука.

А метафизика, основанная на новой науке, всего лишь утверждает, что мир сложнее, нежели тот, о котором говорила прежняя наука. А раз он сложнее, то всё возможно. Но что именно реально в плане этой сложности — нельзя узнать из данных самой современной науки, и вряд ли ситуация изменится в обозримом будущем. Но никто не смеет теперь говорить о том, что метафизичность и научность несовместимы, а значит, любая метафизичность — это приверженность утешительным сказкам, которые, увы, полностью опровергнуты самым мощным авторитетом — авторитетом науки.

Так можно было говорить в конце XIX века и даже в начале XX века, но не сейчас."

И выводы доклада

Цитата 4.

"Первый вывод из того, что я изложил в своем исследовании — право на метафизичность для человека, признающего авторитет науки.

Второй вывод. Метафизичность, будучи реабилитированной и будучи несводимой к религии, может быть не только белой, то есть гуманистически религиозной, или черной, то есть антигуманистически религиозной. Есть еще и красная метафизика. Она есть как возможность и как реальность, как великое советское культурное наследие. Не лгите нам, что все красные вне метафизики. Что, Петров-Водкин вне нее? Или он не красный?
Нельзя отдавать метафизику белым и черным. Это, во-первых, нечестно, а во-вторых, политически глупо. Надо отстаивать и развивать советское красное метафизическое культурное наследие. Надо устраивать выставки, концерты. Надо собирать это по крупицам и продвигать дальше. Деметафизация красной идеологии способствовала остыванию советского проекта и его гибели. Реметафизация красной идеологии осуществит нечто прямо противоположное, вернет в мир коммунизм 2.0, СССР 2.0. Но это не произойдет само собой. На это надо работать, и кроме нас работать на это некому.

Третий вывод. Не только метафизический, но и сугубо атеистический коммунизм не могут не быть космическими. Русский космизм не обязательно должен быть белым, он вполне может быть красным. Тот же Николай Федоров, будучи религиозным человеком, фактически предлагал учение, основанное на убежденности во всемогуществе разума, учение, являющееся абсолютно логическим завершением просветительской веры во всемогущество разума, а значит, и веры просветителей — атеистов высшей пробы — в то, что человек, погруженный в трехмерное пространство и прочие атеизмы, рано или поздно решит все задачи бога, включая воскресение мертвых, создание нетленной материи и так далее.
«Разум всесилен», — говорят просветители.
«Да-да, — добавляют Федоров и другие. — А раз он всесилен, то мы и мертвых воскресим, и многое другое осуществим. Для этого и живем».
Такой романтический рационализм или такой рационалистический романтизм — это и есть прометеизм — неизбежное слагаемое марксистской веры в беспредельность разума, коммунистической веры в эту беспредельность. Если коммунизм как вера в разум перестает быть космическим и суперкосмическим, он сразу же остывает и рушится, хороня под своими обломками миллиарды человеческих судеб, всю систему человеческих надежд и саму человечность.
Этот вывод касается неизбежного перехода науки с позиций рафинированного поиска истины и только истины на позиции принципиально иные.

Наука — это служение жизни и сражение со смертью. Тезис о том, что наука ни с чем не борется, а только ищет истину, глубоко ложен. Великая наука никогда такой не была.

Наука может стать такой, только если ее лишить предельных целей, то есть космического по ее целеполаганию статуса, и обнулить все ее собственно метафизические претензии. Но тогда наука умрет, тогда и культура умрет, и человек умрет. Вначале умрет история, потом — человек. Для того чтобы этого не произошло, наука должна встать на путь глубокого самопреобразования, вобрать в себя целостность, породив тем самым новый ум, единый ум, как говорят алхимики, ум, способный охватить и понятия, и образы, преодолеть противоречия между понятием и образом. Создать сначала unio mentalis, а потом и нового человека.
В этом смысле сверхмодерн — это человеческое общество, в котором наука стала войной за жизнь со смертью, то есть особым разумным, но накаленным культом, способным породить вокруг себя новую культуру. На сегодня всё, что наука может породить вокруг себя, это научная фантастика. Но это слабый продукт. Новая наука породит сильные культурные продукты, а значит, новую культурную реальность, основанную на духе борьбы и целостности и порождающую нового человека. Решающее слово тут за Россией. Сверхмодерн и есть коммунизм 2.0.

Четвертый вывод. Декосмизация и деметафизация коммунизма породила вполне практические последствия. Накаленная красная идеология стала быстро и необратимо остывать. Ее остывание привело к краху коммунистического проекта. Значит, вопрос не только в том, какова реальность. Вопрос еще и в том, что надо закладывать в проект, предполагающий красное воскресение, оно же — красная весна и красное искупление. Космизм и метафизичность туда надо закладывать, иначе всё остынет, даже в случае если окажется восстановленным. Новую науку туда надо закладывать, сверхмодерн и всё остальное. Или лучше не затеваться, имея за плечами столь пагубный опыт краха.

Пятый вывод. Рассуждения о метафизике вообще и о четвертом этаже как обители метафизического человеческого сознания связаны воедино. Это не два различных рассуждения, это двуединое целое.
Речь идет о метафизической онтологии и о метафизической антропологии. Четвертое измерение — это метафизическая онтология. Четвертый этаж — это метафизическая антропология. Зачем нам онтология, то есть познание бытия, без антропологии, то есть познания человека?
Нам нужен человек-борец. Он нам нужен для победы и он нам нужен для реализации проекта. Для победы нам нужно единство смысла, силы и компетенции. Но о каком смысле идет речь? Нужен смысл, дарующий силу. Но этот смысл не может не быть метафизическим по своей сути. Он и у Амундсена был метафизическим, то есть предельным, и у каждого, кто правильным образом раскрывает Альфу.
Потому что сила без смысла, в конечном счете, разрушительна. Наверное, она лучше бессилия, но надо понимать, что это такое. Это — разрушение всех защит, всех нормативных скреп, а значит, открытие всех дверей. Если не открыты двери наверх, а их может открывать только энергодарующий смысл, то будут открыты двери вниз. И этот низ, востребовав тьму, пожрет человека.
Нет дарующего энергию смысла без правильно организованного четвертого этажа. Только такой смысл оседлывает силу и превращает ее в скакуна, на котором вы можете скакать к желанной цели. В любом другом случае скакун по имени «сила» понесет вас куда угодно, или вы окажетесь под его копытами.
То, как должен быть устроен четвертый этаж, мы, в общем-то, уже обсудили. Мы установили, что на четвертом этаже может быть расположен либо очень качественный, сложно организованный и эффективный приемник, либо приемник простейшего типа, своего рода смыслочувствительная суперамеба. Мы установили также, что каналы, передающие энергодающий смысл, могут быть полноценными или поломанными.
Нам нужны приемники высшего качества, высшей сложности и эффективности, плюс такие же каналы. На этом основана и наша наука побеждать, и наше представление о красной антропологии, находящееся в единстве с нашими представлениями о красной онтологии и красной метафизике.
Если этого не будет, то не будет красного человека, но не будет и борьбы за красное. Потому что вместо этой борьбы начнутся постоянные качания между тем, идти ли путем борьбы или тем путем, который ведет в соседний уютненький ресторанчик.

Шестой вывод. Антропология и психология связаны, но не тождественны. Красная психология борется за пробуждение и укрепление центра человеческой фундаментальной активности.
Этот центр активизируется только за счет длительной стратегической напряженности, за счет постоянного взятия барьеров, за счет преодолений. Если этих преодолений нет, то человек становится «упокоенным», то есть мертвым вживе. Не будет ни борьбы за коммунизм, ни самого этого нового человека, вне которого коммунистическая доктрина мертва. Человеком не рождаются, им становятся. Хотите им стать — откажитесь от равновесия, от редукции влечений и от прочих буржуазно-антигуманистических пакостей. Они никакого отношения к красному не имеют. Это как раз то, что погубило красное, — псевдокрасное мещанство, псевдокрасное «ням-ням».
Сделайте центром социальности и человечности его величество равновесие — и человек умрет, а общество станет муравейником.
Советский поэт Самуил Маршак еще в 1962 году написал такие, ныне крайне актуальные, строки:

Человек ходил на четырех,
Но его понятливые внуки
Отказались от передних ног,
Постепенно превратив их в руки.

Ни один из нас бы не взлетел,
Покидая Землю, в поднебесье,
Если б отказаться не хотел
От запасов лишних равновесья.


Равновесие внутри человека и равновесие в обществе — это царство смерти. И царство неметафизичности. Там, где метафизичность вступает в свои права, борьба между жизнью и смертью, выходящая на метафизический уровень, становится отрицанием равновесия. Поэтому прорыв к метафизичности и прорыв к отсутствию равновесия — это, по сути, единый прорыв.
Я процитировал строки Маршака о равновесии, сейчас процитирую другие строки — Николая Гумилева.

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.


Человек не начнет без обретения энергодарующего смысла преодолевать барьеры. А не преодолевая барьеры, он не создаст центра фундаментальной активности, а значит, у его личности не будет центра.
Как мы видим, красная психология, красная антропология и красная метафизика связаны воедино. И не за счет моих сверхценных идей. У нас есть традиция, в рамках которой всё это связано. Вне этой — прометеевской по свой сути — традиции гуманизм лишен жизненности, а значит, обречен на сокрушительное и скорое поражение.

Седьмой вывод. Красный советский проект разрушило советское мещанство. Воссоздать новый проект можно, только отказавшись от своей связанности с современным мещанством, современной ларечной всеобъемлющей потребительской трясиной.
Нужен исход из этой трясины. Мы уже обсудили этот исход, назвав его плаванием. Но, во-первых, тот мещанский («кошачий и детский») мир, о котором говорил Багрицкий, «до отвращения мил». Внутренне ненавидящие его люди могут бояться его потерять, они могут бояться плавания до колик. Говоря иными словами, они могут бояться потерять равновесие, могут бояться обрести силу. Они могут бояться очень многих обретений, которые дарует плавание, оно же — исход, потому что все эти обретения рушат защиты, снимают печати и открывают двери.
Значит, даже для того, чтобы решиться на исход из современного мещанского нормативного ларечного мира, нужна сила. А ее нельзя обрести без полноценного смысла. Но предположим, что вы даже решились на исход. Сразу возникает вопрос: куда исходить?
Отвратительная гравитация современной жизни влечет человека, вышедшего из социально-нормативного мещанского мира, в мир безнормативности, бомжевания. Туда и исходят. И там обретают ловушку антибытийности, деградации под антимещанским соусом. Горький всё это хорошо описал в пьесе «На дне». Такой путь для нас запрещен.
А значит, наш путь — это путь в аристократический аскетизм. Только он может быть противопоставлен мещанству победительно, а не по принципу «пропадай моя телега, все четыре колеса».
Аристократический аскетизм — это дисциплина, это внутренняя мобилизованность, социальный эффективный минимализм, это подчинение всего и вся определенному стилю — бытовому, поведенческому, всеобщему. Это военно-спортивный дух, противостоящий духу мещанской расслабухи и отдыхательности. И это, конечно же, коллективизм, превращающий микросоциальные организмы в зоны альтернативной жизни, основанной на братской солидарности и единстве фундаментальных ценностей, подкрепленном единством стиля, единством настойчиво формируемой социальной бытийственности, основанной на антирасслабухе и утверждающей ее как благо и как спасение. Только такой аристократический аскетизм, отстаиваемый не только ежедневно, но и ежесекундно, может обеспечить исход из засасывающей мещанской трясины.
Уходить надо не вниз, а вбок и вверх. И пусть на вас смотрят не с сожалением, а с изумлением и завистью. И, повторяю, никакой показухи, никакой игры по принципу «Я и аристократический аскетизм».

Восьмой вывод. Осью метафизики являются определенные представления о борьбе между жизнью и смертью. Именно эти представления о предельности и непримиримости данной борьбы рождают в бытии красное, то есть воинское, начало.
В рамках этих представлений существует не только живая жизнь и абсолютная смерть. Существует также смерть вживе, то есть превращение живого человека в ходячего мертвеца, и жизнь в смерти, то есть тот берег, о котором так много уже было сказано.
Самым фундаментальным в этой системе представлений, вполне приземленных и одновременно метафизических, является всё, что связано со смертью вживе.
Об этом написано очень много. Смерть вживе — это сон на бегу, это превращение человека в автомат, призванный совершать простейшие действия. Такие автоматы, по словам чеховского героя, «говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников».
Современная жизнь неумолимо превращает человека в автомат. Его борьба против такой автоматизации за живую жизнь именуется пробуждением. И пробудившийся человек действительно получает доступ к огромным энергиям.
Пробуждение является и условием победы, и тем, ради чего осуществляется проект.
Превращение человека в вещь, то есть в автомат, — это и есть отчуждение человека от того, что Маркс называл его родовой сущностью."

Заключение вы прочитаете сами. Ссылка на эту часть доклада дана выше. Многие задавали вопрос: что такое коммунизм и как вы его собираетесь строить. В этом докладе есть часть ответов на эти вопросы. Если кто-то считает. что эти ответы не совпадают с его ожиданиями, это не значит, что эти ответы не верны.

Основная часть положений еще впереди. Но освоить и то, что уже изложено, не каждый захочет и сможет. Вот в чем проблема.

До встречи в СССР!


Часть 1.

Часть 2.
Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments