rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Воспоминания Интеллигента о службе в отряде «Суть времени». Часть третья

Оригинал взят у eot_dnr в Воспоминания Интеллигента о службе в отряде «Суть времени». Часть третья


Март — апрель 2015 года: позиция «Блесна»

7 марта 2015 года — очередная смена позиции. Теперь это «Блесна» на промышленной зоне поселка Спартак. Выдвигались в составе: разведывательное отделение, расчет «Утес» и снайперская пара. Первоначальный состав: Рим — командир позиции, Сухарь — командир отделения, Мир, я, Серп, Молот, Альпинист, Малой, Карась, Новик, Леон, Башкир. Впоследствии личный состав увеличили до 24 бойцов.

Позицию выбрали в 200 метрах от позиции, которую занимал 2-й взвод 7-й роты бригады «Восток» под командованием Грузина, и в 500 метрах от позиции «Вентствол», занятой противником. Мы должны были прикрыть фланги 2-го взвода, а в дальнейшем подготовить рубеж долговременной обороны на вероятном направлении главного удара противника.

Первые дни прошли в обустройстве казармы, укреплении бойниц и разведке местности, а также караулах по охране позиции и казармы. На третий день нашу деятельность заметили и решили «пощупать» на прочность. Щупали из РПГ и АГС. Особо старались гранатометчики. Ну, мы тоже не лыком шиты. Ответили, чем было. Особо досталось как раз гранатометчикам. На следующий день дозорные доложили, что к украм с утра приезжала скорая и закрытый грузовик, в них грузили 200-х и 300-х, сколько — не уточняли. И до следующей ротации укры вели себя довольно тихо.

Проблемы на позиции «Блесна», проявившиеся в первый же день, были во многом идентичны тем, что удалось преодолеть на «Кочегарке». Только было труднее. Бойцов много, а «стариков», на которых можно опереться, мало. Командиры занимались своими прямыми делами и на остальное не оставалось времени. Необходимо было поднять дисциплину, установить порядок и наладить быт, то есть решать ряд взаимосвязанных задач. Пришлось сразу браться за быт — оборудовать жилое помещение спальными местами и обогревом, местом для приготовления и приема пищи, оборудовать складские помещения под БК и продукты.

Поначалу все свелось к простым правилам: уборка в расположении, мытье посуды за собой, соблюдение очередности нарядов и порядка их несения. Добивался этого требованиями, жесткими условиями, угрозами, приведением примеров, похвалой отличившихся и т.п. Бессистемное применение всех этих мер было низкоэффективным. Удовлетворительный эффект дало системное применение этих способов плюс собственный пример соблюдения правил и нетерпимости к их нарушению.

Желание усилить воспитательную работу уперлось в отсутствие источников политинформации и просто информации. Увеличение числа новых бойцов также способствовало замедлению работы.



Незаметно подошла следующая ротация противника. Укры решили опять спровоцировать нас. Начали обкладывать нас и позициию взвода Грузина все тем же «набором» — РПГ, СПГ, АГС, пулеметами и снайперами. А у нас, как на зло, трое людей застряло без оружия у Грузина — они занимались на этой позиции строительством ДОТа. Это были Зима, Инженер и Орион. Когда первый шквал начал затихать, встала задача усилить соседей, наладить нарушенную связь и вытащить своих к себе. Предложил Риму, командиру позиции «Блесна», чтобы мы с Литейщиком вышли на усиление (у нас с Литейщиком были ГП 25 — очень хорошая вещь, когда нет АГС под рукой и есть необходимость вести огонь с закрытой позиции). А Рим с Сухарем, руководившие обороной, прикрыли бы нас.

Вышли, дошли перебежками, наладили связь, нашли своих, начали помогать огнем. Дозорный из секрета указывал нам цель, мы выходили вдвоем из укрытия, делали залп по наводке и сразу же уходили обратно в укрытие. Трудно сказать про эффективность такого огня, только уже после шестого залпа укры в бешенстве начали поливать всё огнем из АГС. Одна из гранат разорвалась рядом с нашим укрытием, осколок отлетел мне в ботинок и застрял там, так и не пробив его. Другая граната ранила в спину одного из бойцов Грузина. Орион, наш санитар, бросился оказывать первую помощь. В этот момент к нам под обстрелом пробрался Монтажник (человек, приехавший из Израиля бороться с фашизмом). Посовещавшись с Литейщиком, приняли такое решение: мы с Монтажником отводим Зиму и Инженера до своих, а Литейщик ожидает Ориона (когда тот закончит оказывать помощь).

Дождавшись перерыва в обстреле, мы перебежками стали отходить к своим. Нас заметили и обстреляли из АГС. Одна из первых гранат разорвалась в 2–3 метрах от меня — успел только вспышку заметить. Почувствовал, что нога сама по себе ушла в сторону, а когда вернулась, в ней торчало что-то твердое и теплое. В укрытии осмотрел ногу. Рана оказалась несерьезная, чуть глубже, чем царапина. В ней торчал осколок. Выдернул его из раны — и мы продолжили движение. Дошли до наших (до этого не думал, что 200 метров так долго идти). Доложил о ситуации Риму, пополнил БК себе и взял на Литейщика. После чего двинулись с Монтажником в обратный путь. Через полтора часа бой затих. Вернулись в свое расположение. Меня осмотрел Орион и чуть ли не силой отправил в госпиталь.

На следующий день что-то дернуло меня позвонить своим на позицию. От них узнал, что Сухарь и Альпинист 200-е, Леон 300-й. Захотелось взвыть, дать кому-нибудь в морду. Вместо этого сходил в наш Информцентр узнать, какие последние новости на войне. Оба погибших были смелыми парнями без лишней бравады. Сухарь — военный с Чечней за плечами, Альпинист тоже был не лыком шит. Начинаешь думать, что смерть ищет и забирает только лучших.

Вечером привезли Леона, от него уже знал все подробности. Они втроем отправились в разведку, на обратном пути зашли на минное поле. Выйти смог только Леон. Тела Сухаря и Альпиниста потом выменяли на найденных 200-х укров.

По прибытии из госпиталя, застав отсутствие должной чистоты и порядка в расположении, сразу взялся за хозяйство, отодвинув на задний план воспитательную работу. Однако это направление получило неожиданное продолжение в том, что некоторые бойцы, ощутив вред от отсутствия принципов, которые я пытался внедрять еще до госпиталя, сами начали их продвигать (немного на свой манер). То есть соблюдать и требовать соблюдения от остальных. Этого я даже не ожидал, прежде такого не было.

Литейщика перевели на позицию «Клумба» и назначили старшим позиции и расчета АГС. У нас появилась своя маленькая артиллерия, и как-то сразу стало легче. Уже на картах чертили примерный радиус досягаемости, прикидывали, какие ориентиры «прибивать» в первую очередь.

Был назначен новый командир позиции и взвода — им стал Ирбис. Потекли дни за днями. Служба, работы, хозяйство, учеба слились в один круг. Приезжал Контрабас налаживать связь наблюдателей с минометной батареей батальона. Упросил его провести занятие по работе с картой и корректировке артиллерии. Было очень интересно, познавательно и полезно. Ирис проводил занятия по корректировке АГС. В свободное время самостоятельно изучал ПТУР 9к111.



Утро 22 марта 2015 года начиналось, как обычно, но очень скоро «Мельница» передала повышенную боевую готовность. В воздухе повисло предчувствие чего-то грандиозного, и буквально через 20 минут укры начали нас накрывать из всего, что у них есть. Все заняли свои позиции. Мир, Бот и я должны были выдвигаться на позицию Грузина для усиления, Морской был уже там как дежурный пулеметчик. Бот и я должны были корректировать наши минометы и АГС, Мир и Морской со своим «Утесом» — подавлять выявленные огневые точки противника. Я еще должен был организовать взаимодействие между нами и ротой Грузина. Всё у нас получилось. Бой шел 5 часов. Пули свистели рядом. В какой-то момент противник сделал попытку приблизиться к нам своей пехотой, за что и был наказан. По разным сведениям, у него было до тридцати 200-х и до восьмидесяти 300-х. А я так и не успел выстрелить ни разу за весь бой. Зато остальные постреляли на славу — уполовинили весь БК на позиции.

К началу апреля ко мне начали обращаться «товарищ Интеллигент» — очень надеюсь, что за заслуги, а не в качестве хохмы, ведь политическую ориентацию и принадлежность к «СВ» никогда не скрывал. Большего признания было не надо. Добился того, что считал крайне необходимым для отряда.

И бойцы начали держать себя в некоторых рамках, сами же делали друг другу замечания, если кто-то позволял себе лишнего. Появилось самоподдерживающееся ядро на позиции.

15 апреля 2015 года я убыл на базу, расположенную в Ясиноватой, а 17 апреля с попутным транспортом отправился домой, попутно разгрузив этот транспорт в одной из школ Макеевки. Это была гуманитарная помощь в рамках проекта «Дети России — детям Донбасса». Было приятно видеть среди множества коробок и коробки из Набережных Челнов.

P. S.: Это, конечно, очень сжатый рассказ. О каждом дне можно сказать, что он был длиной в целую жизнь.

Группа отряда «Суть времени»

Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments