rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Студенческие строительные отряды — школа бытия

Оригинал взят у nkfedor в Студенческие строительные отряды — школа бытия



В середине сентября, в Севастополе, на мемориальном комплексе «35-я береговая батарея» я увидел небольшую группу ребят в стройотрядовских курточках с надписью «Ахтиар». К сожалению, встретиться и поговорить с ними мне в тот день не удалось — разминулись. Правда, в тот день на 35-й батарее были еще и «Муравьи» — студенты из сельскохозяйственного отряда, тоже севастопольского, как и «Ахтиар». Они-то и рассказали, что в России студенческие строительные отряды (ССО) — как всероссийское движение — восстановлены, якобы по личному распоряжению Путина, и в таком качестве существуют с 2008 года.



«Ахтиар» же этим летом строил космодром «Восточный». Скажу честно, ничего подобного я, боец ССО 70-х годов со стажем, за плечами которого четыре стройотряда, не ожидал. Был растроган. Когда благодарил ребят за то, что они, слава Богу, есть, голос мой предательски дрожал, к горлу подступил комок. Я тогда даже порадовался, что разговор получился коротким. Потому что еще в течение нескольких минут после того как мы расстались, мне не удавалось справиться с нахлынувшими эмоциями. И хотя мемориал «35-я батарея» — место скорбное, и скупая мужская слеза едва ли вызвала бы у кого-то недоумение или непонимание, мне не очень-то хотелось, чтобы таким видели меня окружающие люди.

А были в том моем состоянии и боль за СССР, который мы так бездарно отдали на растерзание, и радость за то, что вот, стройотряды восстанавливают, а там, глядишь, потихонечку, шаг за шагом, будет возрождаться то лучшее, что было когда-то в Союзе. Конечно же, движение ССО я относил к лучшему, что было в СССР.



Более того, я твердо осознавал, что в моей жизни стройотряды — не просто частный факт моей биографии. Что роль их значительно серьезнее. Что тому, что я такой, какой я есть, со всеми своими страстями и убеждениями, тому, как я отношусь к людям, я обязан — в решающей степени — именно стройотрядам. Не школе. Не семье. Не работе после института. Не учебе в моем родном МАИ, если под учебой понимать учебный процесс как таковой, то есть за вычетом всего того, что в годы моей юности называлось «общественная работа».

И в основе этого моего осознания, была мысль, которую я, разменяв седьмой десяток, считаю, как минимум, не лишенной оснований. В отношении себя я полагаю ее абсолютно верной. Но и в отношении других, по крайней мере, тех, кого я знаю лично, — вполне допустимой. Формулирую я эту мысль для себя так:

«Даже один стройотряд оказывал сильнейшее влияние на формирование личности человека, три и более отряда его личность определяли».

Конечно, была еще и общага, как ее называли мы. Общага, которой посвятил свои стихи Вадим Егоров:



Направо, прямо, ещё два шага, —
общага.
Ну, здравствуй,-
сколько мы с Тобой не виделись.
Обиделась...
Не надо, глупая! Не стоит злиться.
Ты — атом. Мы же — Твои нейтроники.
Судьба кладёт пятерню на лица.
Сердца — нетронуты.
Ведь Ты всё та же.
И даже те же следы,
и привкус прогорклой хмурости.
И я по-прежнему верю в стержень
Твоей нелёгкой
недетской мудрости.
Плыву, —
в который уж раз,
в который, —
по коридорам.
По коридорам.
А время — позднее.
Плыву бесшумный и неопознанный.
И слава Богу!
Зачем шумиха?
Пусть — тихо.
Но вот я пячусь и горло комкаю, —
Из этой двери,
из этой комнаты,
глядишь — нежданно,
идёшь — непрошенно
Ты — прошлое.
Общага, вспомни, — я не был паинькой,
но иногда я болею памятью.
Ах, эта память, — всегда наплывами,
нахлынет — схлынет!
Меня, сопливого, к чему Ты только не приобщала!
Общага...
Хрустели килькой, — не ананасами.
Тонули ночью в смазливых личиках.
Вахтёр под утро ловил с поличным.
Общага!
Школа моя ненастная!
Я — Твой отличник.
Иные вехи, иные пристани.
Ты щуришь веки, Ты шепчешь пристально:
«Ушёл в элиту, зарос апломбом...»
Твои пол-литры, — мои дипломы.
Я их науку познал до донышка.
Общага — мама, общага — вдовушка!
За обесцененность обещаний
прости, Общага!
Пойми, Общага, обычных вроде
по дебрям вечера нас столько бродит
Тобою меченых,
что отбузили, отбаловали...
Над головами, над головами
как годы — гады, скользят неистово!
Глядищь — мы ими уже освистаны.
Неизлечимо
и беспощадно.
Прощай,
Общага...



Этот особый мир редких, на мой взгляд, не воспроизводимых более ни в каких других известных мне общностях людей, мир человеческих отношений. Но и она — «общага — мама, общага — вдовушка» — тоже несла на себе отпечаток нашей стройотрядовской жизни. Она была этой жизнью пропитана. Для меня в те студенческие годы так оно и было — из стройотряда в общагу, из общаги — в стройотряд. Не могу я отделить их друг от друга.

Впрочем, и это тоже следует признать, везде все по-разному.

Для кого-то студенческое общежитие за пять с половиной лет так и не становится общагой — в нашем понимании. Не становится Домом — и ничего с этим не поделаешь. Для них на протяжении всех студенческих лет общежитие — оно общежитие и есть, всего лишь место для проживания чужих, в общем-то, людей, вынужденных делить друг с другом кров. Где серый быт — в условиях скученности, весьма далекой от идеала гигиены и дефицита элементарного комфорта.

Для кого-то и стройотряды — рассадник порока.

В общем, я уверен: найдутся люди, не готовые разделить мои чувства ни по отношению к общаге, ни по отношению к стройотрядам. Я этих людей понимаю. Как минимум, я знаю сокурсников-москвичей, которые искренне недоумевали, почему мы — те, что из общаги — так трепетно относимся к цитированному выше стихотворению Вадима Егорова. При том, что Егоров для них был любимым поэтом. Именно так: он любим ими, в первую очередь, именно как поэт, и лишь во вторую — как бард.

В том же, что касается стройотрядов, очень многое определяется учебным заведением, где отряд формируется, и временем, в котором стройотряд живет. И еще — традицией, которая все и определяет. Ну, может быть, не все, но многое. Очень многое.

Я уже говорил, что о стройотрядах меня попросили рассказать друзья, мало знакомые с этим социальным явлением. Просили в связи с попыткой понять советскую коллективность. И каждый раз, когда я собирался им об этом явлении рассказать, моя мысль уводила меня от прямого ответа на вопрос, какова она, коллективность студенческого строительного отряда. Первая моя попытка ответить на этот вопрос увела меня в сторону общих рассуждений о советской коллективности и, на мой взгляд, о крайне важной и актуальной «макроколлективности» — той, что в советские времена называли «дружбой народов». И сейчас, вместо того, чтобы просто, без затей, рассказать о том, чем коллектив студенческого строительного отряда отличался от других форм советской коллективности, я пытаюсь обратить внимание на ту феноменальную роль, которую стройотряды играли в формировании личности человека — в его студенческий период жизни.

Я настаиваю на том, что эта роль была именно феноменальной.

Когда-то — в советские времена — говорилось, что профсоюзы — школа коммунизма. В последние годы существования Советского Союза, в этом мало кто был по настоящему убежден. А стройотряды, и я готов это доказать, вполне заслуживали того, чтобы называться Школой. Школой совместного труда, Школой взаимоотношений между людьми, принадлежащих к различным социальным группам, обладающих разным весом в обществе, Школой управления людьми в условиях пренебрежения материальными стимулами. Школой бытия.

Бытия в том смысле, в котором подчеркивается противопоставление — «быть, а не казаться», «быть, а не иметь».

Для меня ССО — это что-то вроде механизма (или процедуры) форсированной социализации человека. За пять лет студенческой жизни молодой человек с психологией школяра приобретал качества, которые один из моих преподавателей охарактеризовал емкой фразой: «Вас теперь не утопишь!». Он не без основания полагал, что решающим фактором достижения этого результата был учебный процесс: «Вас так учили, вас столько мордовали!». Мне же представляется, что «непотопляемость по жизни» была в значительной, а по мне так и в определяющей степени, результатом именно стройотрядовской деятельности — во всех ее проявлениях. Я был бы очень удивлен, если бы вдруг узнал, что успешный командир ССО оказался лузером — хоть в советской, хоть в постсоветской жизни.

Я не собираюсь писать историю ССО. Я всего лишь делюсь личными впечатлениями. А впечатления мои ограничены первой половиной семидесятых годов и Московским авиационным институтом. И, что необходимо особо оговорить, кругом моего общения. Впрочем, этот круг довольно-таки широк. Он не ограничен ни моей студенческой группой, ни курсом, ни факультетом. Он значительно шире. Кого-то я знал лучше, кого-то хуже. Но, повторюсь, тех кого я знал более или менее хорошо, на чье мнение я могу опереться, было много. Поэтому-то и есть у меня надежда, что мои личные впечатления могут разделить многие. Не будь этого, не стал бы я терзать клавиатуру.

А поскольку впечатлений накопилось немало, то пусть этот мой «опус» послужит неким введением к серьезному разговору о феномене, каким, на мой взгляд, являлись во времена СССР студенческие строительные отряды. Тем более, что сейчас это движение как будто бы обрело вторую жизнь.



Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments