rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

История РПЦ. Современность.

Оригинал взят у teterevv в История РПЦ. Современность.


Россия предлагает альтернативный подход к оценкам происходящего в мире. И этот подход формируется в тесной связи государства и Православия. Причем Церковь участвует в этом формировании сознательно. Государство со своей стороны принимает это соратничество.

Второй день куда не глянешь, везде о Путине в ООН. Не спорю, событие важное. Но не могу сказать, что в речи нашего Президента я услышал какие-то откровения. В той или иной мере все это повтор того, что говорится в Российском информ. пространстве не первый год.

Концептуально же мне ближе речь Си Цзиньпина, в которой он не ограничился перечислением существующих противоречий в мире, но и попытался разобраться в их сущности и причинах.

Что касается Путина, а верней реакции на его выступление, то я могу лишь еще раз недоумевать о том, до какой степени нужно было отвыкнуть в период Горбачева и Ельцина от естественности и нормальности подобного рода выступления, чтобы считать норму за чуть ли не подвиг! Путин выступил, как и должен выступать национально ориентированный лидер.

Причем надо сказать, что к нему как лидеру есть вопросы о том, готова ли подписаться под его словами его же «команда»? Способна ли взять на себе издержки этой позиции? И не только элита, но и страна в целом? Сознательно взять, а не потому лишь, что так вышло?

Но сегодня я хотел поговорить не о Путине в ООН и не о его позиции. Я хотел продолжить разговор об истории Церкви. И, как ни странно, эти темы вдруг пересеклись. Просматривая публикации ИноСМИ, которые, конечно же, также по своему готовились к юбилейной Генассамблее ООН и обратили внимание на Россию, я наткнулся на две статьи.

Одна немецкого автора и в какой-то мере европейского подхода к рассмотрению этой оппозиционности России по отношению к Западу. Ее автор Кристоф Штёльцль — историк, преподаватель менеджмента в сфере культуры Свободного университета Берлина - задался вопросом: куда же исторически должна быть отнесена Россия? К Европе или Азии? Исходя уже из названия статьи «Одна территория, одна культура»  можно увидеть ответ самого автора.

Статья не лишена странностей. Например, в один ряд с действительно величайшими русскими и советскими писателями попал Солженицын. Или в разговоре о чисто европейской природе попытки построения справедливого устройства в СССР тут же следует замаскированное отождествление этой устремленности с Третьим Рейхом. Чего тут больше, неспособности вырваться за границы клише идеологического противостояния Холодной войны или же ее продолжение даже в этой отчасти позитивном для нас подходе признания России (наконец то!!! J) европейским государством, я не знаю. Но статья обстоятельная, изучающая глубину вопроса аж до Византии и выбора Россией Православия как альтернативы папизму.

Может быть, позже я отдельно что-то напишу по этой статье. Пока же перейду ко второй. Она представляет, если можно так сказать взгляд уже представителя США. Ее автор - Николай Петро — профессор Университета Род-Айленда. Статья опубликована в "The National Interest" и называется «Система нравственных ценностей Москвы, и почему это важно»

Опять же, тут я не хочу давать хоть какого-то разбора статьи, хотя она достаточно подробно и многосторонне рассматривает очень важный для нас вопрос - существо идеологии современной России. И, хотя автор сперва говорит что «У постсоветской России нет направляющей идеологии»», в дальнейшем автор описывает именно идеологию, вернее ее разные составляющие.

Я уже близок к тому чтобы закольцевать обе обозначенные темы: Церковь и противостояние с Западом. Но перед этим я хочу поправить автора в вынесенном им приговоре отсутствия идеологии в современной России. Проговоренной и принятой на уровне общественного договора - нет. Но стихийно возникшая и существующая в виде неоофрмленных общих представлений о благе, прошлом и будущем страны - есть. Это неосоветизм. Его категорически не принимает антисоветская западническая неолиберальная элита и потому всячески препятствует ее оформлению.

Но то, что она есть в «низах» спорить можно только тщательно убегая от Реальности. На днях мне попался ролик  с беседой об экономике с одним из протоиереев РПЦ, в которой разговор ведется языком марксизма, а оценки деятельности руководства страны в СССР более чем положительные. И хотя в концовке ведущая и батюшка пытаются себя позиционировать как антисоветчики и антимарксисты, выглядит это крайне неубедительно.

Возвращаясь к статье из "The National Interest", я хочу привести оттуда фрагмент, который свидетельствует о признании роли РПЦ в обсуждаемых автором процессах выстраивания современной (в смысле актуальной) Российской идеологии.

Сперва автор обозначает основные места противоречий между Западом и Россией в области нравственных подходов к тому, что происходит в мире, а именно:

«Первое это характер международного порядка.
западные политические лидеры заявляют, что в лучшем из всех возможных миров внешняя политика является отражением внутренней политики. Построенная на этой посылке теория (теория демократического мира) в своей самой популярной форме гласит, что демократии не воюют друг с другом. Поэтому отстаивающие демократию государства продвигают желательный в нравственном плане миропорядок, а возражающие против таких усилий государства считаются безнравственными.
Соединенные Штаты и их союзники изыскивают пути обхода международных институтов, утверждая, что западные ценности пусть не де-юре, но де-факто являются общемировым стандартом. Поэтому, когда несколько западных стран действуют заодно, им не нужен формальный мандат ООН.
Третий источник напряженности связан с ослаблением роли традиционных религий как арбитров нравственности на Западе
».

Автор, как мы видим, предупреждает многие идеологемы выступления Путина. Затем он пишет:

«И наконец, Русская православная церковь сегодня тесно взаимодействует с государством. Она часто оказывает интеллектуальную и моральную поддержку государственной политике — не потому что вынуждена, а потому что хочет это делать».

По логике автора, Россия предлагает альтернативный подход к оценкам происходящего в мире. И этот подход формируется в тесной связи государства и Православия. Причем Церковь участвует в этом формировании сознательно. Государство со своей стороны принимает это соратничество, по крайней мере, так считает автор:

«Сторонники многообразия культур заявляют, что в разнообразии стран и народов имеется изначальная ценность (Владимир Путин называет ее «богоданной»)».

Автор подымает рассматриваемый вопрос выше, чем просто рамки поиска некого национального идеологического консенсуса.

«Безусловно, это конфликт мировоззрений, и политические последствия от такого конфликта неизбежны. Вполне понятно, что в светском дискурсе Русскую православную церковь часто считают политической силой, какой она определенно является. Она также является экономической силой, правовой силой, культурной силой и образовательно-воспитательной силой.
…Культура и религия остаются важными инструментами России в ее усилиях по созданию Евразийского союза и по противодействию его альтернативам…»

То есть Православие является одним из важнейших столпов удержания русских по культуре земель вокруг России и последующего их возвращения. Более того, автор утверждает, что созданная на базисе, в том числе Православия, альтернативность Западу является месседжем не только населению стран, ранее принадлежавших русской культурной матрице, но и выходящим за их пределы:

«Чтобы расширить зону своего охвата, Россия подает два простых сигнала, которые способны найти мощный отклик во многих не западных странах.
Первый сигнал заключается в том, что это совершенно правильно, когда не западные страны остаются верны себе.
Второй сигнал о том, что надо бросить вызов преобладающим на Западе представлениям о преимуществах потребительского общества.

Такое единодушие по поводу этих весьма аморфных ценностей превращается в хорошо различимую глобальную повестку по созданию нового мирового порядка».

Как видим, актуальность изучения истории взаимоотношений государства и Русской Церкви не носит чисто академического характера. Об этом взаимодействии в настоящем пишут за пределами России. Его как черт ладана боятся наши западники и неолибералы, открывшие антицерковный фронт, о котором стоит говорить отдельно. Но меня больше всего интересует именно эта синергия двух начал, факт которой и позволяет говорить о существовании их самих в исторической перспективе. Но говорить о будущем не разобравшись с прошлым весьма проблематично.

Итак, взяв некоторую паузу в теме о творчестве Лермонтова, я полностью сосредотачиваюсь на теме истории Церкви и навязываемом нам феномене «сергианства».

Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments