rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Ленин. Просто быть другом

Оригинал взят у vasvikt в Ленин. Просто быть другом.

Никто не даст нам избавленья:
Ни бог, ни царь и не герой.
Добьёмся мы освобожденья
Своею собственной рукой. (Интернационал)

Люди, которые защищают нашу Родину, - восстанавливают памятники Ленину. (http://www.youtube.com/watch?v=S6XlrrWOshs ) Фашисты, которые бомбят детей, - эти изверги сносят памятники Ленину. (https://www.youtube.com/watch?v=sHQADDA4qB0 )
Ленин стал символом, знаменем. Все враги, все кто ненавидит Россию, - хотят его снести. Весь народ для спасения хочет объединяться. И тем центром, вокруг которого будут объединяться люди, - это Ленин!

Товарищество искони присуще нам. Однако, именно в капиталистическую эпоху развивается своеобразная сплочённость. Сплоченность людей, которые совместно изготовляют продукт труда. В противовес конкуренции, пролетариат проявляет солидарность. В дружбе люди открывают самый бесценный дар. В дружбе – обретают подлинное счастье.

Движение пролетариата исключает внешний блеск и фееричность. В отличие от буржуазии не демонстрация, а всеобщая политическая стачка - их средство борьбы. Поэтому подлинный вождь пролетариата – не ряженые хироманты, а плоть от плоти народной, «мировой мужик».

Ленин - не экстрасенс. Не пророк, а учёный. Учёным же не рождаются, а становятся. Становятся по мере исследования, по мере всё большей научности познания.

Стремление части эксплуатируемых облечь своё неприятие к частной собственности в религиозные формы – известно давно. А в современной вакханалии либерального растления вера стала неким щитом. Стала истинной оппозицией к врагам России.

Однако. Царство спасённых – рай верующих - опять представляется неким социализмом на земле. Вера и социализм не просто сопрягаются. Религию хотят сделать частью социализма. Восстановление СССР представляется симбиозом веры и освобождения человека. «Ярослав, Иисус и был первым коммунистом - он активно занимался пропагандированием гуманизма, а коммунизм - это наивысшее проявление гуманизма. В чём вы видите противоречие? …

Ярослав, среди современных коммунистов (причём не только в нашей стране) очень много религиозных людей. То, что наши предки во время реализации коммунистического мироустроительного проекта разрушали храмы, являлось ошибкой и мы, при реализации новой, улучшенной и дополненной версии коммунистического мироустроительного проекта, не повторим досадной ошибки большевиков.
» (общение в чате)

В наше либеральное время, как и сотню лет назад, расплодилось всяких ясновидящих, жрецов, экстрасенсов, колдунов, шаманов и шарлатанов – пруд пруди. Все учат, проповедуют, зазывают: «дух – первооснова действительности, мы нагадаем вам мостик от горестного настоящего в счастливое будущее».

Весь 19 век переполнен утопическим социализмом, проповедями социалистических проектов, сектами той или иной мистики. Идеалистическим пониманием общества и разрешения его проблем.

Ещё методисты братья Уэсли в 18 веке проповедовали среди горняков. Евангелисты М. Остер и Д. Булл в начале 19 в. начали кампанию за ограничение детского труда на фабриках. Знаменитые мормоны в 19 в. росли как на дрожжах.

Последователи Бабёфа во Франции. Распространение оуэнизма в США. Сен-Симонистская школа. И построение коммун на началах Фурье. Наконец, появление «истинных социалистов» в Германии. Кабе, Грюн, Кульман.

«…«Истинный социализм», который как зараза распространялся в 1844 г. в среде «образованных» людей Германии и который научное исследование заменял беллетристической фразой, а на место освобождения пролетариата путём экономического преобразования производства ставил освобождение человечества посредством «любви», - словом, ударился (истинный социализм) в самую отвратительную беллетристику и любвеобильную болтовню.». (Энгельс Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. изд.2 Т. 21. – С. 275.)
Все, все – распространяли социализм как вероучение. Как божье царство.

Так. Параллельно публикации «Капитала» супруги Бутс в 1865 г основали благотворительную организацию, которая стала целой «Армией спасения», реально работавшей с беднейшими слоями населения.

Нашу Россию тоже не обошло откровение господне. В 1875 году возникло Теософское общество. Елена Петровна Блаватская исколесила полмира, поучилась в Тибете. Наконец, от оккультных (сокровенных) практик она возвестила о создании учения о боге и вселенной. И не абы как; не как простая гадалка. А в качестве соединение научного и религиозного взгляда на мир. Теософы никогда не отрицали позитивной роли науки. Однако подчёркивали её ограниченность – «ведь она имеет дело лишь с физическими явлениями».

В 20 веке откровения и вручение посланий не иссякло. Движение «Вершинный маяк» возникло по предложению, так называемых, вознесённых мастеров. «Ашрамные письма» только записал Марк Профет. Но послал его вознесённый мастер: просто вручил их Профету. Более того. По вероучению супругов Профет люди Земли имеют возможность воскреситься, как Иисус Христос. Обратное, мол, противоречит законам развития всей Вселенной. И – не шутите – обратное, невоскресение простого смертного после смерти даже может привести к гибели нашу планету.

Если только в протестантизме с 18 века по наши дни количество церквей увеличилось с 250 штук до 18 тысяч. То различных нетрадиционных учений, культов, провозвестников и новоиспечённых пророков – не счесть.

Ленин был сознательным материалистом. Ленин - не экстрасенс. Не пророк, а учёный. Молодой Ульянов В. И. с первых же статей – против Михайловского – набросился на субъективное понимание истории. Он показывал, что объективные, материальные процессы отражаются разными людьми по разному. Индивидуально интерпретируются. И ничего, кроме эксклюзивной картины мира данный субъективный взгляд дать не может.

Потому что духовное – по философски идеальное - есть лишь субъективный образ объективного мира. Всегда лишь относительная истина от объективного мира. Всегда лишь частично правильный.

Ленин объяснил, что данное субъективное понимание истории может обнаружить только идеи людей, ту или иную личность со своим мировоззрением, что ничего другого, более глубокого, т.е. чем вызваны эти идеи – такое понимание достигнуть не в состоянии.

Открытие материалистического понимания истории устранило два главных недостатка прежних исторических теорий (идеалистического понимания истории).
1. Они в лучшем случае рассматривали лишь идейные мотивы деятельности людей, не исследуя того, чем вызываются эти мотивы.
2. прежние теории не охватывали действий масс населения. Тогда как материалистическое понимание истории дало возможность исследовать общественные условия жизни масс и изменение этих условий.
(Ленин В. И. Карл Маркс. ПСС. Т. 26. – С. 57.)

Энгельс специально указывал на то, что каждый вероучитель - каждый получивший некое откровение о социализме - считал свою картину мира единственно правильной и всех остальных социальных пророков – ошибкой. «Способ понимания, свойственный утопистам, долго господствовал и господствует над социалистическими воззрениями. Социализм для них есть выражение абсолютной истины, разума и справедливости. Стоит его открыть, как он собой покорит весь мир.

Так как абсолютная истина не зависит от времени, пространства и исторического развития человечества, то это чистая случайность, когда она будет открыта. При этом – истина, разум и справедливость опять-таки различны у каждого основателя школы, обусловлены его субъективным рассудком, жизненными условиями, объёмом познаний и степенью развития мышления.
» (Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. изд.2 Т. 19. – С. 201.)

Ленин доказал, что только материалистическое понимание истории даёт объективный критерий для всех субъективных идей. «Материализм устранил это противоречие, продолжив анализ глубже, на происхождение! самих этих общественных идей человека; и его вывод о зависимости хода идей от хода вещей единственно совместим с научной психологией.

Эта гипотеза впервые возвела социологию на степень науки. Социологи не умели найти объективного критерия для разграничения важных и неважных явлений. Материализм дал объективный критерий, выделив производственные отношения, как структуру общества, и дав возможность применить к этим отношениям тот общенаучный критерий повторяемости, применимость которого к социологии отрицали субъективисты.

Только сведение общественных отношений к производственным и последних к высоте производительных сил дало твёрдое основание для представления развития общественных формаций естественно-историческим процессом.
» (Ленин В. И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов. ПСС. Т. 1. - С. 137.)

Для обыденного сознания характерно интуитивно-материалистическое восприятие. Человек не просто воспринимает нечто; своим восприятием, всеми чувствами он на практике проверяет каждое нечто. При не соответствии восприятия к жизни – отказывается, переоценивает восприятие. Либо практика, жизнь просто подтверждает характеристику данного нечто.

Не сознание творит объективную реальность, а наоборот, объективная реальность отражается в сознании с помощью человеческих чувств. Отражается деятельно, в пользовании человеком данной объективной реальности соответственно тем свойствам, которые определены органами чувств. Обмен веществ организма человека с окружающей средой открывает человеку свойства вещей, соотносящихся между собой, и преходящие в постоянство законов природы и общества.

Знания людей об окружающем мире, восходящие от конкретного к абстрактному, создают возможность отрыва данного отражения от своей объективной реальности.

Нечто абстрактное, передаваемое как знание, чревато верой. Человек, в условиях временной невозможности проверить, вынужден не проверять, а доверится. Кроме взрослого, умудрённого обманами человека, существует и молодое поколение, которое в силу процесса социализации в обществе принимает сведения на веру. Путём обучения.

На этом объективном обстоятельстве зиждется пагубный способ обоснования некого знания. Несмышленым, малым детям определённое знание транслируется как данность, например, «жи, ши пиши с буквой и». Люди здесь воспринимают без обоснования. Просто – путём подражания.

В религии также происходит передача знаний – от учителя к ученику, от гуру к адепту. Путём трансляции. Путём подражания. Заучивания.

Каждый гуру, пророк только утверждает, вещает, транслирует некое откровение. Он также - как воспитатель несмышленым детям – передаёт знание в качестве данности, путём трансляции. Приверженцы пророка обязаны лишь повторять, бездумно заучивать знание.

Способом обоснования не является здесь доказательство, объяснение, убеждение в чём либо. Знание здесь передаётся как тайное, эксклюзивно-неповторимое, поданное от сверх-естества. И доказывается лишь фактом чуда. Ошеломляющей непонятностью.

Как известно, вера несовместима с рационализмом. Она требует – верь и всё. Заучи. Повтори. Без сомнения. Без критического осмысления.

Любая теология, томизм своими обоснованиями – фактически - есть уже отход от веры. Разность интерпретаций исконных символов неизбежно ведёт верующих к раздраю на ортодоксов и еретиков. Поэтому ныне, когда так модно стало поклоняться символам веры, создаются условия не для отношений «возлюби ближнего», а наоборот - для ссор. Иисус Христос не мог рационально убедить людей относиться друг к другу гуманно. Он выставлял требование «возлюби». Верь и точка. Но диалектика жизни превращала требование в подчинение, с веками закреплявшееся в неравноправность.

Ибо отношения мессии и приверженцев могут быть только иерархическими. Ведущий и ведомый. Гласящий и воспринимающий. Пастырь и овцы.

Всегда вера основана на отношении всемогущего и рабов. Иерархически!

Иного не дано. До тех пор пока сохраняется религиозность, вера во что-то – до тех пор верующие есть рабы. При этом рабы – уже не абстракции, некого представления. А рабы того, кому из людей они верят и подчиняются. Рабы материального, конкретного, живого человека.

Действительная гуманность находится на путях научности. Не отношения подчинения, а отношения равного права на критику, на проверку, на самореализацию создают условия для взаимопризнания. Уважения человека к человеку.

Принцип материализма, признания объективной реальности предъявляют к любому знанию требование воспроизводимости. Любое открытие, любое открытое свойство материи, любой закон природы должен подтверждаться любым исследователем. Каждый имеет права проверить, осуществить предъявленное людям открытие.

Если предъявленное явление воспроизводиться любым исследователем - значит, эта штука есть объективная реальность. И знание о ней есть точное и правильное соответствие объяснений к тому, что есть само по себе.

Между тем в среде, из которой выросли демократовские искания - в среде инженеров, учёных и творческих работников - господствует навязанные из-за рубежа и доморощенные иллюзии. Философия релятивизма и субъективного идеализма.

С демократовской волной эти люди потеряли научную почву. Лишились всего, что имеет материалистический характер. Отвергается сам материалистический подход. Да что там! Многие занялись вообще богостроительством. Модным стало, быть не только верующим в обыденной жизни, - но и в профессиональной среде признавать те-иные природные явления божественным творением. Где уж там естественные причины! Где уж тут научное исследование!

Люди, громогласно заявляющие о своей приверженности советским ценностям, нагло вещают: «Диалектика не может быть материалистической. Либо диалектика, либо материализм». (без фамильно)

«Владимир Ильич, вероятно от товарищей, узнал об этих моих увлечениях, и у нас с ним завязалась чрезвычайно оживлённая переписка по философским вопросам» - рассказывал в последствии соратник Ульянова В. И. Ленгник Ф. В. «Я старался его обратить в свою веру, излагал ему поэтическую красоту кантовской «Критики практического разума», а иногда ударялся в крайний скептицизм, опираясь на Юма и его блестящего ученика Шопенгауэра, который тоже привлёк моё скучающее в ссылке внимание.

В своих ответных письмах Владимир Ильич, насколько я помню, очень деликатно, но и вполне определённо выступил решительным противником и юмовского скептицизма и кантовского идеализма, противопоставляя им жизнерадостную философию Маркса и Энгельса.

Он с жаром доказывал, что не может быть никаких границ человеческому знанию, которое должно прогрессировать и отделаться от идеалистической, буржуазной шелухи по мере роста революционного рабочего движения, которое должно определить не только поведение и миросозерцание самого рабочего класса – насквозь ясное, жизнерадостное и захватывающее своей простой красотой, - но и поведение и миросозерцание своих классовых противников и заставит их вместо туманных, заоблачных теорий и мечтаний говорить языком фактов и огнём баррикад…
» (Ленгник Ф. В. Письма В. И. Ленина по вопросам философии, писанные мне в 1898-1899 годах. Воспоминание о Ленине в 5-ти томах. Т. 2. – С. 62.)



«Прост, как правда» (Горький А. М. В. И. Ленин. М. 1966. – С. 333.) - говаривали рабочие о Ленине. Он потому был для людей простым, доступным, близким человеком, потому что был равноправен всем рабочим, потому что был товарищем для всех. Плотью от плоти коллектива. «Человек он был удивительно деликатный, любезный собеседник, верный товарищ, простой и ясный в личных отношениях, непринуждённо весёлый, когда товарищи собирались изредка повеселиться.» (Сильвин М. А. В дни «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Воспоминание о Ленине в 5-ти томах. Т. 2. – С. 44.)

«Был он прост и прям, как и всё, что говорилось им.» (Горький А. М. В. И. Ленин. М. 1966. – С. 327.) потому, что материалистически относился к миру. Потому что был материалист.

Для материалиста любые слова, любая идея – не авторитет. Материалист признаёт за любым человеком возможность правильно отразить действительность. Он понимает, что духовное лишь отражает материальное. Поэтому любой человек может и ошибаться. Материалист любого собеседника, любого человека - воспринимает как равного.

Ибо критерием правды – является общая для всех действительность. Я, ты, он, она – все мы можем ошибиться. Ничего, и никого невозможно принять за авторитет, за подлинность. Для всех из нас – критерий лишь один: сама объективная действительность. Правда – есть лишь соответствие слов к действительности.

Учёный для того, чтобы раскрыть вещь как она есть сама по себе; раскрыть, что из себя представляет действительность - всегда отвлекается от чуждых и даже от собственных мнений. Отвергает авторитеты.

Для материалиста истинной является не чьи-то откровения, не весть пророка и не вера в авторитет, а само материальное нечто, законы природы, как общее для всех и везде.

Более того, процесс познания при раскрытии нечто всё время углубляется от некой кажимости к сущности; от некого качества к более глубокому качеству, от одного уровня свойств материального к более глубоким уровням материального.

Познание – поэтому – бесконечно!
И, с этой материалистической позиции, может быть лишь смешно, как некий гуру своё виденье - своё даже правильное в чём-то воззрение – пыжится представить как истину в последней инстанции. Абсолютной, пророческой, подлинной.

В силу этого материалист, в т.ч. Ленин, признаёт каждого человека равным себе. Каждого признаёт способным сказать и правду. И признаёт способным ошибаться. Как и себя считает не освобожденным от свершения ошибок. Так, при выборах 1906 г. в Государственную думу Ильич всепартийно признавал ошибочность бойкота этих выборов. Признавал, что сделал неправильность.

В определённом смысле Ленин был товарищем, был простым и доступным потому, что был материалист. Признавал всех за равных, потому что критерием для всех считал действительность. Подлинность только за самой объективной реальностью.

Для гуру, для жреца, для каждого пророка соотношение прямо противоположное. Своё откровение, своё духовное богатство он считает безусловно верным. Абсолютно истинным. И сам он – гуру - лишь вещает от имени истины. Не сам пророк несёт какую-то отсебятину. Нет! Пророк говорит от имени истины. Само сверх-естественное всеведение вещает людям через него.

Благая весть, которую транслирует пророк, это единственно верный путь, разрешение всех зол, спасение вас, заблудших, и будущее безоблачное счастье.

Пророк не может быть товарищем. Он может только призывать к заблудшим, исправлять ошибки слепцов. Он должен вести единственно правильной дорогой. Он должен быть только ведущий, а все приверженцы – только ведомые.

Они же не испытали откровения. Не им была вручена благая весть. А те ж, кто заявляют о подобном кощунстве, будто бы на них тоже снизошла благая весть – это ж шарлатаны. Они не в состоянии говорить правду, ибо весть вручена мне, пророку – так считает любой жрец.

Соответственно критиковать его нельзя. И не только его! Критика вещаний гуру, критика самого гуру это же есть отступничество, ересь.

Критика – воспринимается каждым пророком – воспринимается как оскорбление. И не только оскорбление самого святого вещателя. А оскорбление самого сверх-естественного.

В отношениях гуру и приверженцев критика есть богохульство.

Не только что-то подвергать сомнению. Нельзя, и исправлять. Нет, нет-т не исправление ошибочности свершает критик. Критика есть оскорбление священного. Хула на истину!

То, что данный гуру, субъективно всё описывает и завтра-послезавтра может увести в своих утверждениях к тому, что прямо противоположно вчерашнему - это ничего. Не шутите! Ведь, «тепереча – не то, что давеча».

Позавчера наш спаситель социализма называл себя марксистом. Все, кто под марксизмом понимают материалистическое понимание истории; все, кто под марксизмом числят диалектический материализм; все, кто против современного хаоса капитализма – все собрались под словом «марксист».

Вчера социалистический гуру уже объявляет, что «Диалектика не может быть материалистической. Либо диалектика, либо материализм». А сегодня он мимоходом, как само собой разумеющееся (не откровение, нет - общеизвестная истина) объявляет, что «Маркс всё делает в силу не существовавшей материалистичности». (без фамильно)

Все соратники нашего гуру; все, кто разделяет советские ценности, конечно, уже – априорно, загодя - знают, что в учении марксизма нет материалистичности. Что «материалистичность была лишь постоянно выпячиваемой». (без фамильно)

То, что они - ценители советских ценностей – считали марксизм материализмом, то это было давеча. А тепереча они – краснознамёнцы – считают, что «материалистичность была лишь постоянно выпячиваемой». (без фамильно)

Вчера обнаружилось, что оказывается Энгельс-то не был марксистом. Маркс – был голова, а Энгельс ничего в его учениях не понимал. Сегодня открылось, что марксизм имел два лика. Одно «сформировалось как канонический марксизм», где «Тезисы о Фейербахе» были лишь никчемной «наброской». А другое лико, там, где сопряжены «Немецкая идеология» и «Тезисы о Фейербахе» – вот это-то «адекватный» марксизм. (без фамильно)

Естественно, надо ожидать, что нашего гуру посетят новые откровения. Если «тепереча» видится, что «Ленин идёт следом за Марксом в том, что касается необходимости нового (не шутите!) ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗМА.» (без фамильно) Завтра надо быть готовым, что найдёт нашего пророка наи-новейшее видение. И то видение раскроет нам, что либо Ленин в чём-то не пошёл за Марксом, либо Маркс знает такое нечто, что бедному Ленину не под силу.

Мы гадать не имеем права. Ибо видение - не наше. А уникальное. К тому ж, ещё не вручено, а включат видео-откровения когда-нибудь завтра.

Если серьёзно. Тут, в отношениях гуру и действительности, пагубен сам подход. Духовное, некое представление есть абсолютная истина. Это представление создаст и путь, и субъект и счастливое общество завтрашнего дня. А действительность есть лишь реализация чьего-то проекта. А не наоборот, что духовное есть отражение действительности и относительное опредмечивание в действительность.

«При первом способе рассмотрения исходят из сознания, как если бы оно было живым индивидом. При втором, соответствующим действительной жизни, исходят из самих действительных живых индивидов и рассматривают сознание только как их сознание.» (Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. М. 1988. – С. 20.)

Конечно, идеализм не может не впасть в грех связи с материальным. «На “духе” с самого начала лежит проклятие - быть отягощённым материей.» (Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. М. 1988. – С. 27.) Оказывается, что всесильные враги запроектировали свой зловещий «постмодерн». И тогда наш гуру или менее всесилен. Или он должен брать эту данность, эту зловещую действительность, эту несгибаемую объективную реальность и изменять эту материю. Стать материалистом.

И главное. Чтобы не было иерархии ведущего и ведомых, каждый из людей может и должен указать ошибки ведущего, должен критиковать и исправлять самого ведущего. Ведущий, если он товарищ, - должен быть поставлен на место соответственно советским ценностям. Такая критика может идти от отдельных людей, от определённой ячейки людей. Наконец, на совместном съезде людей, где сообща обсуждается и принимается решение.

В противном случае, ведомые внезапно обнаружат что их «ведут» как бог на душу положит. Безразлично к их ценностям, наперекор их воле и превращая их в тупое средство. Неотвратимо обнаружат, что они лишь рабы. А их голос лишь отклик попугая.

«Никто не даст нам избавленья: Ни бог, ни царь и не герой.» (Интернационал)

В процессе создания марксистских кружков в России, по мере создания социал-демократического движения во множестве мест страны образовывались группы единомышленников. Группы товарищей.

В Казани был кружок, который назывался федосеевским. Николай Евграфович был одним из первых марксистов России, погиб в застенках полиции. На долгие годы он оставил о себе память среди товарищей. «Зашёл разговор о Федосееве. Скворцов и Григорьев, которые его хорошо знали, говорили, что это замечательный человек, подающий большие надежды, много работающий.» (Мицкевич С. И. Ленин В. И. и первая московская марксистская организация 1893-1895 гг. Воспоминание о Ленине в 5-ти томах. Т. 2. – С. 52.)

«К приезду Владимира Ильича в 1893 г в Петербурге уже существовала марксистская группа, причём интеллигенция и рабочие группировались каждые отдельно. У рабочих существовал центральный кружок (кроме других), в который входили Фишер, Кейзер, Норинский и Шелгунов. Из марксистской интеллигенции в этот кружок входили Старков, Кржижановский, Радченко. Петербургские рабочие уже пережили маёвки 1891 и 1892 гг. Рабочих кружков было уже порядочно в Петербурге, но всё это носило какой-то случайный характер. Вот что было в Петербурге к приезду Владимира Ильича.» (Шелгунов В. А. Владимир Ильич в Петербурге. Воспоминание о Ленине в 5-ти томах. Т. 2. – С. 35.)

Товарищество, равноправие соратников, которые объединились ради освобождения рабочего класса, ради свержения самодержавия, - равноправие налицо. В дружбе они открывают самый бесценный дар. В дружбе – обретают подлинное счастье.

Более того. Руководство группой совершенно естественно могло переходить от одного человека к другому. По мере выявления деловых, личных качеств и изменения программы действий. «Молчаливо признанным лидером кружка был Г. Б. Красин, он то и предложил спасти положение, предложив представить к ближайшему собранию реферат о рынках… Речь Владимира Ильича могла быть названа программой.

Он без всяких статистических цифр и без всяких ссылок на Маркса заявил, что надо быть реалистами, исходить не из схем, а из изучения нашей действительности, и яркими штрихами обрисовал нам картину процесса экономического развития страны и роста капиталистического производства именно на почве разорения и расслоения крестьянства, на почве вытеснения натурального хозяйства денежным.

«Вот он, наш вождь, наш лидер, наш теоретик, за ним мы не пропадём» - так думал каждый, и нас наполняла буйная радость, что именно в нашем кружке, в нашей организации мы имеем эту светлую голову. Было решено устроить ещё одно собрание для продолжения дебатов. Красин пробовал возражать, но его уже не слушали. Лидерство Красина было низвергнуто.
» (Сильвин М. А. В дни «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Воспоминание о Ленине в 5-ти томах. Т. 2. – С. 43-44.)

Это лидерство Ленина есть подъём всей организации. Служение общему делу, общее русское подвижничество. «Героизм его почти совершенно лишён внешнего блеска, его героизм – это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, непоколебимо убеждённого в возможности на земле социальной справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжёлой работы для счастья людей.» (Горький А. М. В. И. Ленин. М. 1966. – С. 327-328.)

Люди остро чувствуют, как к ним относятся. От поколения к поколению идёт слава о кротости Глеба и Бориса, о смелости Евпатия Коловрата, о служении Ленина людям.

Именно поэтому вокруг Ленина опять объединяются. Именно поэтому памятники Ленина защищают, как свою Родину: «Ленин и теперь живее всех живых – наша знанье, сила и оружие.» (Маяковский В. В. Владимир Ильич Ленин Соч. в 2 тт. – С. 232.)

Ленин как маяк борьбы с эксплуатацией, Ленин как символ равноправия, товарищества – Ленин опять с нами. Он – наше знамя. И тем центром, вокруг которого будут объединяться люди, - это Ленин!

Ганьжин В. В. 21.04.2015 года.



Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments