rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Смотрите, какие интересные компании сейчас образуются в глубинах "экспертных сообществ"

И делайте выводы. До того, как начинают стрелять пушки, вот такие люди обеспечивают идеологию для последующей войны. Потихоньку, полегоньку запускают процессы.

Оригинал взят у natarintah в Брендинг Дальневосточной республики?


Ранее, обсуждая диффузно-сепаратистские тенденции на Дальнем Востоке, в частности – в его сердце, Хабаровском крае, мы затронули крайне двусмысленное и странное высказывание губернатора Хабаровского края Вячеслава Ивановича Шпорта на пресс-кофнференции от 4 февраля. Напомню, он заявил, что будет сформировано «министерство иностранных дел и регионального развития» в целях «ведения политики в пространстве АТР», что перекликается с высказыванием А. Полищука, призывавшего в свое время к созданию МИД Дальневосточной республики. (подробнее: http://natarintah.livejournal.com/102850.html)

Однако этим странности на шпортовской конференции не заканчиваются. Была затронута тема нового бренда хабаровского аэропорта. Верней, его нового логотипа. Думаю, все видели эту картинку, которая успела обрасти десятками «фотожаб» и стать новым интернетным «мемом».



Но обсудить я хочу даже не это. И не те несуразные вещи, которые по поводу нового логотипа говорит Шпорт: «Мишка мне нравится, потому что летит» или «Если будет изображен самолет, то пройти в футболке с его изображением не будет стыдно никогда…Если брэнд самолет – это не просто так... Это значит продвинутая молодежь, край, куда можно приходить с инвестициями» (хотя, согласитесь, пройти мимо сложно)

Куда важнее совсем нетривиальная тема брендинга территорий:

«Я не берусь сегодня определять брэнд. У меня есть книга, которая называется «Рэбрендинг территории». Там столько об этом написано, люди диссертации защитили, и то не могут определить как выбрать правильный брэнд. Это такой процесс, который должен пройти общественные экспертизы, нужны специалисты, нужно практики посмотреть, как они работают»

На моей памяти, тема «брендинга территорий» поднята губернатором впервые. И она не так безобидна, как может показаться.

Мы все привыкли к этому постмодернистскому по сути термину. Мы слышим его каждый день. Бренды смотрят на нас с полок магазинов, рекламных вывесок и экранов телевизоров. По сути дело – это торговая марка, этикетка, раздутая форма, за которой теряется содержание. Бренды существуют для того, чтобы быть купленными, проданными и еще раз купленными. Но вот если с товарными брендами все более или менее ясно, то что может означать «брэндинг территорий»?

Давайте разберем, что за «специалисты» этот вопрос затрагивают в рамках Дальневосточного региона. Ровно год назад я уже эту тему подымал в связи с круглым столом, который прошел в редакции газеты «Тихоокеанская звезда», где обсуждался вопрос «кадрового ресурса развития Дальнего Востока».

Приведу слова заместителя одного из участников стола, председателя Совета по предпринимательству и инвестиционной деятельности Сергея Степанова касательно привлечения в регион и закрепления рабочих кадров:

«Необходим брендинг территорий и предприятий: нужно объяснять людям ценность тех мест, где они живут и работают»

То есть господин Степанов предлагает «объяснять людям ценность» мест их проживания через привязку к брендам или этикеткам. Не через историю присоединения этих земель к России, не через культуру и священные камни. А именно через этикетки. Превратить регион в этакий огромный товар. А товару, как известно, свойственно быть проданным и купленным. И мы знаем тех, кто напрямую говорит о приемлемости подобного подхода.



А вот что в ответ Степанову говорит заместитель председателя Совета по предпринимательству и инвестиционной деятельности Виктор Чернышев:

«Вот вы здесь говорили о брендинге. Я предпочту русское слово - поименование. В философии субъект становится субъектом только тогда, когда у него есть имя. У Дальнего Востока в последние 100 с лишним лет такого имени нет! Но для поименования Дальнего Востока необходима консолидация элиты. Территории Дальнего Востока не имеют сегодня единой элиты. Был Дальневосточный экономический форум [собранный по инициативе В. Ишаева, прим. авт.], и нет его. А у всех макрорегионов России есть».

Чернышев напрямую заявляет, что брендинг (поименование) нужны ни для чего иного, как для «субъективизации» региона, то есть в превращении в самостоятельную независимую единицу (в противном случае что такое субъектность?). А для этого превращения, конечно же, нужна консолидация элиты. Прошу обратить внимание на странный тезис об отсутствии у Дальнего Востока имени и сопоставить с поразительно схожим тезисом знакомого нам философа-регионалиста и сторонника ДВР Леонида Бляхера ( lenya ) про «отсутствие у региона голоса»:

«Слабые попытки построить «региональную идеологию» конца 90-х годов были с легкостью раздавлены официальным дискурсом… Региональная реальность, которая и в начале, и в конце 90-х годов была близка к тому, чтобы обрести голос, была окончательно вытеснена из публичной сферы. Но, оказавшись без голоса, она не исчезает… Задача – дать им язык, пока просто не ставилась. Более того, такая задача зачастую воспринимается, как чудовищная крамола, как посягательство на святое, на единство... Пламенных защитников единства в таком варианте, когда большая часть населения просто лишена голоса, не права голосовать, но возможности сказать о себе, сегодня более, чем достаточно.»

Здесь Бляхер фактически говорит нам, что в 90-х годах оторвать Дальний Восток в 90-х от России (а значит, развалить Россию), сформировав квазиидеологический (языковой) конструкт для оформления его субъектности не вышло, но данная задача с повестки дня не снята.



Для пущей убедительности я хочу процитировать кусок его докторской диссертации. Скажу сразу, приведенный ниже отрывок написан на витиеватой, трудноперевариваемой постмодернистской фене, и понять, что там написано довольно непросто, поэтому предлагаю набраться терпения, оно окупится.

Докт. дисс. — "Социальный хаос: философский анализ и интерпретация" (1998). Обл. науч. интересов: филос. иссл. нестабильных (хаотических) соц. и культурных систем:
«Хаос выступает здесь аналогом хайдеггеровского "раскрывающего пространства", в к-ром механизмы качественных соц. и культурных изменений становятся видимыми и изучаемыми. Иначе их изучение наталкивается на "парадокс непоименованности": кризисная соц. реальность, обозначенная с помощью любой априорной системы категорий, остается неназванной, а значит невидимой для исследователя…».

Как тут не вспомнить, чернышевские «у Дальнего Востока в последние 100 с лишним лет такого имени нет»? Нет имени, нет языка, нет субъектности! Судя по идентичности высказываний, очевидно, что Чернышев оперирует одним с Бляхером языком. Цитируем далее:

«…Преодолеть указанный парадокс позволяет методол., эксплицируемая в ходе диалогич. иссл. теор. наследия М.М.Бахтина, в к-рой кризисная коммуникация, оборачиваясь из сферы эпистемологии в сферу онтологии, выступает основанием кризисной соц. реальности. Анализ кризисной коммуникации как соц. онтологии позволяет выделить виртуальные соц. образования, определяющие возможные варианты будущей стабильности»

Здесь уже речь идет о постмодернистском конструировании искусственных (виртуальных) общностей путем расщепления, диалогизации по Бахтину (шизофренизации) целого. То есть он, говоря его же языком - «посягает на святое, на единство». Будет ли нечто сформировано после «диалогизации» сознания граждан и расчленения страны – это большой вопрос. А вот то, что это нечто, даже если оно и будет сформировано несовместимо с продолжением исторической жизни страны и народа – это однозначно. Бляхер с Чернышевым этого добиваются?



Более того, идеологически-мировоззренческая близость и личная связь Чернышева и Бляхера безусловна, что позволяет нам говорить о принадлежности их к единому элитному субъекту (той смой элите, которая должна консолидироваться по мнению Чернышева в целях обретения субъектности ДВ). В предисловии к своей книге «Искусство неуправляемой жизни. Дальний Восток», Бляхер пишет:

«Важным посылом для написания этого текста стали беседы с С. И. Каспэ и А. Ф. Филипповым, в ходе которых уточнялась авторская позиция. Очень многое из того, что нашло отражение на этих страницах, родилось в беседах с замечательным питерским социологом Э. Л. Панеях и замечательным хабаровским философом В. П. Чернышевым. Много важных для меня идей я тихо позаимствовал у С. Г. Кордонского и В. В. Волкова. Существенные элементы предлагаемой в работе модели регионального развития в постсоветской России я позаимствовал из работ Ю. С. Пивоварова.»

И речь, прошу заметить, именно об их общем мировоззренческом базисе. Интересна также ориентация Бляхера на Пивоварова, у которого он «позаимствовал модели регионального развития постсоветской России».

Давайте вчитаемся, что это за модели предлагает Пивоваров. Предлагаю всем прочитать и насладиться:
«…я убежден, что Россия в ближайшие полстолетия уйдет из Сибири: депопуляционные процессы будут столь сильны, что Россия географически сузится до Урала… Нужно, чтобы Россия потеряла… Сибирь и Дальний Восток. Пока у нас будут минеральные ресурсы, пока будет, что проедать, пока… зарплаты выдаются так: цены на нефть поднялись – выдали, не изменится ничего… Вопрос в том, кто будет контролировать Сибирь и Дальний Восток? …Пусть придут канадцы, норвежцы».



Понятно вам, уважаемые читатели, на что и с кем работает Бляхер вместе с Чернышевым? И пусть он (Бляхер) не кокетничает по поводу «пятой колонны», в которую его якобы записали. Никто не охарактеризует прогнившую, источающую ненависть к своей стране, интеллигенцию лучше, чем она сама.

Давайте зафиксируем следующее:

1.     Губернатор Шпорт поднял тему «брендирования территории», говоря о специалистах и практиках.

2.     Тема брендирования-поименования «разминалась» еще в начале 2014 г.  за круглым столом заместителем председателя Совета по предпринимательству и инвестиционной деятельности Сергеем Степановым и профессором Виктором Чернышевым.

3.     Проблематику поименования активно обсуждает сторонник Дальневосточной Республики Леонид Бляхер в сходном с Виктором Чернышевым ключе и языке, направленном на расщепление целостности РФ и «субъективизации» отдельно ее части, в данном случае Дальнего Востока, адресуясь к наработкам Бахтина.

4.     Бляхер и Чернышев знакомы лично и находятся на общим мировоззречнеских позициях.

5.     Видение будущего России Бляхер основывает в том числе и на работах Пивоварова, который фактически заявляет о необходимости и желательности расчленения РФ с переходом отколовшихся частей под оккупацию внешними силами.

Я не знаю, какое понимание вкладывает Вячеслав Иванович Шпорт в термин «брендинг» или «ребрендинг» территории, но мне очевидно, что люди, которые готовы этими вещами заниматься на Дальнем Востоке имеют далеко идущие планы касательно будущего, а верней отсутсвия оного у России и Дальнего Востока России. Видит ли это Шпорт или центральная власть?

Подробней про Бляхера:
1. Круги на воде

2. Круги на воде. Часть 2. Карнавал Бляхера
3. Бляхер оправдывается

4. Круги на воде. Часть 3. Перестройка Бляхера
5. Д’Артаньян Бляхер и "онажетётенька" Савченко.




Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments