rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Category:

ВОСПОМИНАНИЯ (Рекомендую прочесть)

Оригинал взят у td_41 в ВОСПОМИНАНИЯ

Странно устроена память, какая-то ассоциация вдруг откидывает мысли в далёкое прошлое, зацепившись как крючком на закинутой удочке за всплывшее событие или имя и когда начинаешь тянуть леску, то оказывается, что ты тянешь не маленький фрагмент. а ветвистый куст, целый пласт прошлой жизни.
И он завладевает всеми мыслями и никак от него не избавиться, особенно в том пустом пространстве моей текущей жизни, где кроме бытовых неурядиц, о которых думать совсем не хочется, ничего не происходит.

И воспоминание всё растёт, утяжеляется и кажется, что скоро оно заполнит всё время и надо от него избавляться.
Вот такая ассоциация возникла у меня в сверхстранной связи западной Украины, евреев и начала сознательной жизни.
Я писала в своих воспоминаниях, что в советское время контактов с евреями было много, но не было даже мысли о них, как о чём-то "ином", это сейчас пытаются на образах криминальных олигархов стереть из памяти те добрые отношения, которые сложились в советское время.

И вот на этой украинско-еврейской волне и всплыло воспоминание о единственном в жизни конфликте с евреем, который, если подумать, вывел меня из романтической спячки, которая продолжалась и после поступления в университет.
Но снфчала надо рассказать в какой обстановке я росла в школьные годы.

Я была сыта, часто насильственно, очень хорошо одета, когда я была в младших классах, мать выучилась на двухгодичных курсах кройки и шитья и реализовала в полной мере свою любовь к красивой одежде и недюжинный талант.

[Spoiler (click to open)]И хотя после этого пошла работать, шила и себе и мне до моих студенческих лет, когда я взяла это в свои руки, не удовлетворённая "припусками на свободное облегание".

Мать всё время пела , причём не песни, а романсы и оперные арии, и женские и мужские партии, пела очень красиво и я с раннего детства уже была погружена в этот оперный мир, рано познакомилась и с театром, больше всего меня привлекал оперный, а в нём балет.
Быстро сообразила ходить на дневные спектакли одна, никого не дожидаясь, благо опера была в десяти минутах ходьбы.

И всё время читала, читала всё подряд, никто за мной не следил, в доме было много книг, но уже их не пополняли, рядом были две библиотеки - в Доме офицеров и в Доме учителя, так вот там я, кажется, прочитала всё, а уже класса с девятого взяла книжный вопрос в свои руки, освоив магазин подписных изданий.
Через год "конверт" с моими квитанциями в картотеке магазина был, наверно, самым толстым.
С сожалением вспоминаю, что у меня были и 55 томов Ленина и 30 томов Маркса и Энгельса, так и не дождавшиеся, когда я в них загляну и подаренные в связи с вечной нехваткой места.

Сказки были страстью до взрослых времён, вспоминаю как в последнем классе заболела, а поскольку это было крайне редко, мать страшно испугалась и всё спрашивала меня, что я желаю, и я сказала, что желаю, чтобы она сходилп а библиотеку и принесла несколько новых книжек сказок.
Классе в седьмом началось увлечение фотографией.
Все выходные с утра до вечера печатала, причём в связи с длительностью, у себя в комнате, занавешивая окно тёмным одеялом, а пока не было глянцевателя, накатывала их на оконное стекло.

С восьмого класса начались коньки, причём это так легко легло на привычку кататься практически каждый день с самого раннего возраста, с снегурок на валенках, во дворе каждую зиму заливали каток, а посреди его ставили большую ёлку, игрушек мы делали много сами под руководством управдома в красном уголке, который был в подвале в огромном помещении, где стоял котёл, в котором страшновато бушевало пламя.
И длиннющие верёвочки с нанизанными нами флажками тянулись к ёлке с балконов.

И стадион с главным катком был в пяти минутах ходьбы и тренировки несколько раз в неделю.
А ещё с полгода ходила в театральный кружок Дворца пионеров, читала стихи.
Наверняка, было что-то ещё, по мелочи, но беда была в школе.
Послевоенное время и дефицит преподавателей.

Очень хорошая первая учительница, а потом начался беспорядок.
Начать с того, что в классе шестом, кажется, нас объединили с мальчиками и из соседней мужской школы к нам пришли не совсем ровные кадры, видно, сбросили тех, кому было всё равно.
Потом ситуация выправилась, но первые годы в классе был бардак.
Это наложилось на слабость преподавателей.

Математику вела бывший школьный библиотекарь, конечно с нужным образованием, но по полной непригодности к профессии ранее сменившая её на тихую библиотеку.
Как правило, на её уроках я читала.
Не повезло и с физикой, преподавателем был очень приятный мужчина средних лет, фронтовик с массой орденских планок, но обуздать класс он был не в состоянии, понять ничего было невозможно, немного лучше у него было с астрономией, наверно, она вызывала больший интерес, но физику школьную я не знала.
Неплохо было с литературой, была пожилая аристократичного вида дама, к нам относящаяся, как мне кажется, с тихим презрением.
несмотря на свою начитанность, я совершенно не могла усвоить тексты в учебнике с "образами" литературных героев, вроде я их дома читала, а к школе всё выветривалось и отвечать просто не могла.

Но она постоянно давала нам "свободные темы" для сочинений, которые были тогда в новинку, приносила репродукцию какой-нибудь картины и - пишите всё, что она вам говорит.
Наверно, я писала неплохо, потому что она читала их в параллельных классах, но никогда у нас.
Вот с таким багажом знаний я подошла к завершению школы.
У меня в голове сидели сотни стихов, десятки оперных арий, у меня был блокнот, в котором я систематизировала мировых композиторов с перечислением всех их произведений.

Но я не могла решить ни одной математической задачи, а физику не знала в принципе.
И с такими знаниями я твёрдо решила идти в физики, поскольку считала, что все лирики - это школьные учителя, а этого я даже в страшном сне не могла представить.
Но оставалась уже только половина десятого класса.
И тут случилось чудо.
У самой близкой моей школьной подружки, с которой я четыре года сидела на одной парте, а домой мы шли или ко мне, или к ней, мать была преподавателем математики в школе, причём, одной из лучших.

Она была совсем не похожа на свою дочку, немка, пухленькая белокурая Гретхен, в очках в круглой металлической оправе, похожих на пенсне, спокойная до апатии, очень приятная.
И вот тут ей вдруг пришло в голову проэкзаменовать нас и она пришла в ужас.
И со следующего дня мы стали рабами математики.
Причём, видимо в силу лености характера, она с нами не занималась вовсе, были куплены знаменитые сборники задач Моденова для поступающих на мехмат МГУ, наводившие ужас на всех выпускников.

И нам на каждый день давались номера задач, которые мы должны были решить сами, предварительно ознакомившись с необходимой теорией, тоже сами.
Номеров было много, постепенно мы шли всё глубже по сборнику, не пропуская ничего, причём советы между собой были запрещены.
Было уже лето, а мы всё решали, в основном в маленьком уютном дворе их дома, чтобы ещё и воздухом дышать.
Началась самая настоящая математикомания, это было несравненно увлекательнее, чем отгадывать кроссворды, ребусы или собирать мозаики.
Встал выбор - мехмат или физический.

Подружка не сомневалась, дед по отцу у неё был профессором математики, да и отец, с которым был развод, вероятнее всего тоже был математик.
Но меня манил романтизм физики, причём перед глазами маячил атом.
Для поправки положения по физике Эльфрида Альфонсовна, так звали мать моей подружки, договорилась с "лучшим репетитором" в городе.
Но там дело не пошло, это был чистой воды коммерческий проект, поточная линия по решению задачек без какого-то ни было углубления в теорию.
Конечно, я и сама пыталась готовиться, но сознавала, что дело плохо.

На экзамене мне просто повезло и я получила четвёрку.
И ещё одну четвёрку получила за сочинение, писала на свободную тему, что-то наподобие "Наша Родина оплот мира" и написала 14 страниц с массой поэтических цитат и пропустила две запятые.
Ну ладно, прошла по конкурсу 16 человек на место.
Прошёл первый и второй семестр.

По математике было прекрасно, дифференцирование и интегрирование любых выражений делала в уме.
И вот вступила в конфликт с физикой, на первом курсе это общая, школьная физика, которую я знать не знала и учить не собиралась, опять вместо этого читала запоем и бегала на коньках.
Семинары у нас вёл огромного роста еврей, с огромной, уже лысоватой головой, хотя был довольно молодой.
Всё было большое, лоб, глаза, которые он имел противную привычку выкатывать и таращить, будто запугивая.
Шаги он делал метровые и точно такой же размах руками, он всё время будто маршировал.

На меня он действовал как удав на кролика, я просто переставала думать, когда он вытаращивал на меня свои глазищи.
И вот зачёт по лабораторным работам, тема была про влажность.
Крнечно, я смутно это представляла и мне это было не интересно, но ведь тема-то абсолютно пустяковая, чуть призадуматься и делов-то.
Но я смотрела как заворожённая на его вытаращенные на меня глаза и открытый демонстративно рот и думать вообще не могла, просто молчала.
Зачёт он мне не поставил, а на другой день я стояла одна в коридоре возле окна и увидела как он марширует мимо меня.

Остановился, расставил ноги, выкатил глаза и открыл рот.
И молчим.
А надо сказать, что я против него была как эльф против человека.
Я была до такой степени тоненькой, что во дворе у мальчишек была игра в "у кого длинней пальцы" и соревновались они на моей талии, большинство соединяли пальцы.
И вот я стою на каблуках сантиметров десять, в костюмчике из тонкой шерсти цвета тёмного голубиного пера, очень любимый цвет, он двубортный, два ряда красивых пуговиц, а вместо воротника низкий вырез каре.

А волосы ниже плеч и с неровной чёлкой, в общем "колдунья".
Долго он на меня смотрел и молчал, потом понёсся в деканат в конце коридора.
А потом оттуда вышел мой однокурсник, случайно там бывший и с ужасом в глазах рассказал, что он устроил перед замдекана скандал, что таких студенток он учить отказывается и вообще мне тут делать нечего, мне надо идти учиться в консерваторию.

Убей бог, не пойму, почему в консерваторию, я не умела правильно петь, это было самой большой трагедией, если бы не это, я вообще мечтала стать актрисой.
Его демарш вызвал изумление и возражение у другого еврея, молодого кандидата мат. наук, который вёл у нас семинар по матанализу, он всегда на новую тему вызывал меня к доске и я мгновенно иллюстрировала его объяснения.
Но это уже ничего не меняло, я пошла в раздевалку и ушла навсегда.

Дома я сказала матери, что в университет больше не пойду.
Это, конечно, был шок.
Но мать подумала и созвонилась с старым знакомым, ещё с довоенных времён по отцу, татарином, у которого как она знала сын был проректором и спросила, как быть.
Сейчас уже не помню, сам ли он у сына проконсультировался или она с ним встретилась, но только он сказал, что надо взять какую-нибудь справку и оформить академический отпуск.

Поскольку я отказалась от всего, мать взяла справку, что у меня ревмокардит сердца и это не было фальшивкой, классе в пятом такой диагноз мне поставили как осложнение после единственной в жизни ангины.
Но я подозреваю, что эти перебои в сердце были просто издержками роста и повышенной эмоциональности, когда я стала заниматься спортом, они прошли без следа.
Но факт зафиксирован, справку она получила и оформила отпуск.

К следующему сентябрю я успокоилась и пошла учиться.
Практически сразу же подружилась с будущим мужем, а он был школьный отличник, ему повезло с учителями, химичка и физичка боролись ха его выбор, одна из них, кстати, была матерью Табакова, не помню только какая.

И как-то я тоже приобрела уверенность и наверно, наконец, повзрослела.
И тут опять шок.
Семинар в нашей группе опять ведёт мой враг!
Но ещё большим шоком это было для него, подозреваю, что это были происки замдекана, довольно ехидного человека.
И вот опять слышу, что он устроил в деканате скандал, что ему опять меня подсунули.

Но изменить ничего было нельзя и вот на одном семинаре я сижу, решаю задачку, решила, посмотрела ответ и говорю - надо же, сошлось.
А он всё время на меня смотрит и ехидно так комментирует - наверно, это первая решённая задачка.
Я искренне рассмеялась, я его больше не боялась!

А через некоторое время мне опять рассказывают, что он в деканате восторгался моими способностями и говорил, вот бы все такими были.
Дальше я его совсем не помню, только уже ближе к концу была маленькая забавная сценка.
В перерыв я и несколько ребят, среди которых был и мой муж, стояли в коридоре у окна и болтали, он вышел из какой-то лаборатории, держа стопку листов и попросил их разместить на стенде на стене.

Стенд был высокий и он держал в руках табуретку.
Я взяла у него эти листки, не мужское это дело, залезла на табуретку и разместила.
Мальчики, конечно, на меня ноль внимания.

Хотела слезть, а не тут-то было, юбка узкая до предела, а каблуки не дают возможности спрыгнуть.
Ну, огляделась, увидела одного, который на меня глядел и тихо говорю, Толя, иди ко мне.
Хотела сказать ласково, а получилось так интимно, что сама удивилась, он весь залился краской и пошёл и все повернулись и такая немая сцена, а в дверях стоит враг, опять глаза вытаращив, потом крякнул и ушёл.

Но я ему благодарна, ведь по сути он был абсолютно прав, хотя если бы он высказал претензии тактично, я расслабилась и начала думать, а это был жестокий урок.
Но ещё более я благодарна ему за смену курса, с первым мне не повезло, плохо читал матанализ, отвратительно общую физику, получилось такое же неприятие, как в школе, я вообще поняла, насколько для меня важна красота преподавания.

На новом курсе был изумительный, просто блестящий лектор по матанализу.
А общую физику читал профессор Голубков, учёный союзного масштаба.
Его лекции были наслаждением и у него на экзамене я впервые ощутила высшую степень слияния учителя и ученика, когда после ответа на билет начинается поединок и никак не останавливается и ты чувствуешь, что учитель наслаждается тобой и не хочет отпускать.
Тогда был курс полупроводников и получив после долгого диалога отлично, я была так счастлива, что выскочив в коридор, схватила в охапку девицу на голову меня выше и покрутила её и вышел профессор и сделал мне замечание.

Потом я несколько раз испытывала такое удовольствие от экзамена, особенно приятно, что у преподавателей, лекциями которых я наслаждалась.
А с профессором Голубковым я через много лет стала встречаться в Липках, саду, где гуляла с маленькой дочкой.
Он с женой сидел на одной и той же лавочке в большом цветнике и вот моя дочка, всё время копавшаяся на клумбе с розами, собирая опавшие лепестки в стопочку, выбрала именно их и стала носить им эти наборы.

Они с ней разговаривали, она, как всегда, молчала.
И вот однажды я подошла к ним, поздоровалась по имени-отчеству, спросила, не мешает ли она им - нет, что вы, так приятно.
И я сказала, Пётр Васильевич, Вы конечно, меня не помните, сколько лет прошло, но я ведь у Вас училась и Ваши лекции были для меня счастьем,
Ну почеиу же не помню, улыбнулся он, ведь вы тогда, выхватив у меня из рук зачётку, исполнили в дверях танец с саблями...
Но это приятное, а под конец - грустное, что собственно и вызвало в памяти все эти воспоминания.

Не скажу точно, когда это было, но разговаривая с университетскими, узнала, что моего врага больше нет в живых, что он просился выехать в Израиль, когда ещё не было массовых выездов, но ему отказали, вероятно из-за работы в университетском НИИ, и он решил перейти границу где-то в западной Украине и там его убили, как - не помню или и не знала, но связалось это с бывшем тогда в ходу детективом чешской писательницы "Месяц с трубкой" о нелегальных переходах из Чехии на запад и убийстве проводником художника, которого он ограбил.
Нелепая смерть.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Избирательный вирус

    Из твиттера Фан-зона Евро в Петербурге. Как хорошо, что коронавирус не заражает тех, кто все еще верит в российский футбол.

  • Старания по заражению

    Российские власти в поту и стараниях открывали авиасообщения с разными странами. Ну и, наконец, их старания увенчались успехом! Заболеваемость…

  • (no subject)

promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 34
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments