rjadovoj_rus (rjadovoj_rus) wrote,
rjadovoj_rus
rjadovoj_rus

Семья: приказано уничтожить

Война чиновников против семей идёт. Пока не в массовом порядке. Но это пока.

Оригинал взят у julija347 в Семья: приказано уничтожить


Нас очень многие спрашивают: зачем системе забирать детей у родителей и формировать обвинительный уклон против родителей и семьи? Мол, детдома переполнены, опекунство больших барышей не приносит, нет явных стимулов уничтожать семью. Кому же это выгодно?

В то же время мы видим, что последовательно перенимаются все те разрушительные антисемейные методы, которые есть на западе. В том числе такие как толерантность (как терпимость ко злу), пренебрежение к предыдущим поколениям вообще и к старшим (прежде всего, родителям) в частности. Мы видим, как культура заменяется бескультурьем, образование - безграмотностью, трудолюбие - гедонизмом. И всё это имеет вид государственной политики. Уничтожению семьи со стороны государства способствует насаждаемый опять же целенаправленно разврат и деградация (не верите - включите телевизор).

Статистика свидетельствует, что число разводов колеблется в районе 80-90 % при постоянном снижении регистрируемых браков. Тут есть как экономические причины, так и навязываемая обществу легкость и несерьезность по отношению к семье. Имеется очевидное несоответствие между декларируемой государством политикой возрождения нравственных ценностей и реальностью, воплощенной в медиапространстве.

Поколение, которое выросло после уничтожения СССР, выросло в атмосфере гонки потребления и материального фетишизма, с одной стороны, и постмодернизма как девальвации нравственных норм - с другой стороны.

Тем не менее, несмотря на столь эффективные меры по уничтожению семьи, она разрушается всё же недостаточно быстро. Люди продолжают любить друг друга и особенно - своих детей. Поэтому те силы, которые начали процесс демонтажа народа, ищут и находят более действенные меры по ускорению ликвидации семьи. Именно этой цели служит ювенальная юстиция.

Ведь что такое семья? Ее функция - это осуществление воспитания и, собственно, производство людей, рода человеческого.

Функция воспитания в условиях насаждения культа потребления и ликвидации морально-нравственных норм и идеалов становится чисто номинальной. На чем же всё еще держится семья? Семья держится на любви. А любовь приводит к взаимопомощи, взаимной поддержке, как моральной, так и материальной, совместным планам и совместному их решению, то есть всему тому, что объединяет и сплачивает людей. Получается, что сама основа семьи служит морально-нравственному воспитанию. Таким образом, разрушение семьи гарантированно уничтожит источник морально-нравственного воспитания - любовь.

В то же время уничтожение семьи гарантированно уничтожит и источник производства людей как таковых, потому что семья - это источник не только любви, но и детей, которые, вырастая, составляют народ и государство.

Зачем же, спросят нас недоверчивые граждане, уничтожать источник производства рода человеческого? Да потому что те же лица, которые продвигают по всему миру ювенальные технологии (а также демократию, см.: если у вас еще нет демократии, то мы летим к вам), - ратуют за сокращение численности населения планеты. Эта цель у них едва ли не самая основная, а уже все остальные ей подчинены. Уничтожение семьи - прекрасная возможность раз и навсегда покончить с человечеством как таковым. Что мы уже и видим в западном мире, где катастрофически падает рождаемость и уже говорят о том, что к 2030 году в некоторых странах молодежи не будет (помните Жванецкого - "захотим, молодежи вообще не будет"? Это оно самое и есть, только уже не в качестве шутки, а всерьез).

Вот такая вырисовывается картина.
То есть причина - не в сиюминутных объяснениях типа коррупции в сфере торговли детьми, а в более глубоких основах. Уничтожение семьи ведет к уничтожению человечества как такового: ювенальная юстиция - это геноцид, это война против возобновления рода человеческого. К той же цели ведет уничтожение любви. Любви, как самоотдачи, ответственности, жертвенности, отречения от своего "я" ради совместного "мы".

Ювенальная юстиция живет и побеждает там, где уничтожена любовь. И все эти защитники прав женщин и детей, вдруг откуда ни возьмись появившиеся после принятия ФЗ-323, нападают не на что-нибудь, а именно на любовь. Они нисколько ею не дорожат, более того, даже знать о ней не хотят. И говорят, что в семьях процветает просто-таки ужасное-ужасное насилие и надо всех защитить ото всех. А как защитить? Так или иначе разъединить. С помощью если не развода, то тюрьмы и/или детдома. Ненависть к родителям со стороны этих "защитников прав детей" просто зашкаливает.

В реальности детей они защищают одним-единственным способом: забирая их из семьи. Вот это, видимо, и есть любовь к детям, как ее понимают эти "защитнички".

Очень показателен в этом смысле пример "защиты" ювенальной системой Саши Табачной и ее прав. Защита прав ребенка изначально строилась на том, чтобы изъять ее из семьи и в дальнейшем в семью не возвращать. И ничего другого.



Видимо, счастьем для ребенка защитники прав детей считают судимость матери и лишение ее родительских прав. Ведь девочка оговорила маму, находясь в детдоме, под давлением чиновников. Причем родители сами ей разрешили это сделать, так как Саша жаловалась, что у нее нет сил противостоять оказываемому на нее давлению, ей страшно. И родители разрешили подписывать любые бумаги, соглашаться с любыми предположениями, лишь бы ребенка не мучили. Мол, вытащим тебя оттуда - тогда расскажешь, как всё на самом деле было.

Что же получилось? Девочка оговорила мать, а после выхода из детдома тут же рассказала, что мама ее на самом деле не била. Но маховик ювенальной системы уже начал свое движение, и останавливаться не собирается. "Защитники прав ребенка" считают, что спасают девочку. Ведь мама - монстр, как, впрочем, и все остальные мамы, в отличие от работников ювенальной системы, в которой работают исключительно ангелы во плоти. Этим милейшим людям неинтересно, что чувствует девочка, которая понимает, что из-за нее у мамы такие большие проблемы.

Разве по силам ребенку справиться с осознанием того ужаса, который он натворил, особенно, как в данном случае - когда девочка с совестью, с выраженной рефлексией? Ребенок страдает, понимая, что из-за него страдает мама. Кто защитит это маленькое сердечко? Кто думает о реальной, а не придуманной "защитниками прав ребенка" Саше Табачной? Реальная Саша им не нужна и неинтресна. Они верят в придуманную ими картину ужасного семейного насилия и себя - рыцарей без страха и упрека, стоящих на страже прав ребенка, на которого оказывают давление никуда не годные родители.

Небольшой штришок: чиновники изъяли из семьи девочку 11 лет, но оставили с матерью ее братика 1,5 лет. Если действительно мать так ужасна и опасна, то где же логика этих "спасителей" детей? Почему они оставляют малыша с той самой матерью, у которой они забрали дочку? Ответ прост: потому что у него, даже под давлением нельзя получить показания против мамы, малыш еще толком не разговаривает. Ну а других "свидетелей насилия" просто нет. Как, впрочем, и в случае в Сашей. Ведь никаких других "доказательств" кроме полученных под давлением, в отрыве от матери показаний Саши, у чиновников нет.

Отец девочки подал ходатайство с просьбой прекратить дело в связи с отсутствием состава преступления. Отцу в ходатайстве отказали и лишили права представлять интересы дочери как ее законного представителя. Потому что папа занял неправильную, с точки зрения "защитников прав ребенка" позицию - защищает бывшую жену вместо того, чтобы вместе с чиновниками спустить на нее всех собак и растерзать.

Интересы девочки в данном уголовном деле представляет опека. Ребенок под защитой защитников! А родители, не лишенные родительских прав, лишены этого права на деле. Защитники прав детей с удовольствием отправили бы папу вообще в другую галактику, но он, к сожалению, есть и поддерживает бывшую жену, старается донести до следствия тот факт, что она невиновна. Всё напрасно. Вот если бы он пошел на сотрудничество со следствием и подал заявление о лишении бывшей жены родительских прав - вот тогда никто бы его из дела не вывел, а наоборот, сдувал с него пылинки и носил на руках. Потому что ювенальным чиновникам необходимо разрушить семью и искалечить как можно больше судеб. Это ведь и есть защита прав ребенка.

28 сентября состоится суд, на котором Кристину Естехину, маму Саши Табачной, будут судить по несуществующей статье 116 часть 1 УК РФ, отмененной ФЗ-323 от 3 июля 2016 г.

Но уже до суда Кристина отсидела месяц в психушке, так как следствию показалось, что она слишком неадекватно реагирует на происходящее. Для справки: принудительное помещение в психиатрический стационар приравнивается к двум месяцам тюрьмы и входит в срок предварительного заключения. Правда, по статье 116 часть 1 Кристине грозил бы максимум штраф, но она уже отбыла более тяжелое наказание. Причем ожидания тех, кто ее запер в психушке, не оправдались, психического заболевания у К.В. Естехиной нет и не было.

Так кто же защитит Сашу Табачную от защитников прав ребенка, которые катком проехались по этой семье?

Вот такими словами можно охарактеризовать защитников прав ребенка (они же - разрушители семьи):

Мы детей всё защищали справедливейшим судом,
Близких лиц в тюрьму сажали,
Ну а детушек - в детдом.

В том зазеркалье, которое формируется в отношении защиты прав ребенка, полностью утрачены или вывернуты наизнанку все морально-нравственные ориентиры. И только поэтому защитники прав ребенка могут считать разрушение семьи благом, для достижения которого все средства хороши.

Subscribe
promo rjadovoj_rus january 13, 2015 11:36 35
Buy for 50 tokens
Оригинал взят у mike_ermakov в Газета «Суть времени» Товарищи! Открыта очередная подписная компания на газету «Суть Времени». В газете публикуются серии аналитических статей по различным видам войн, ведущихся в России и мире. В частности, в газете…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments